Академический бизнес или как ученые воруют и пилят бюджеты

Как известно, представители российского ученого сообщества любят занимать позицию обиженных. И полномочия-то у них отобрали, и развиваться не дают, и надсмотрщиков некомпетентных над ними понаставили.

деньги

Но на самом деле все эти меры так и не смогли остановить поток воровства, разъедающий отечественную науку.

Вот, например, Археологический институт РАН. Казалось бы – тихое академическое заведение, где увенчанные очками и плешами ученые мужи ломают головы над загадками скифо-сарматской культуры. Но нет, на самом деле этот институт – жесткий лоббист и рэкетир, исправно отжимающий со стройкомпаний свою долю нелегального финансирования.

Это только людям посторонним кажется, что археологи живут только на гранты из госбюджета. В реальности простор для их заработка у нас огромный и постоянно увеличивается. Речь идет об охранных раскопках, которые нужны для спасения археологических памятников в зонах строительства.

Директор Института археологии РАН Николай Макаров как-то признался, что на охранные раскопки приходится примерно две трети полевых работ. При этом все расходы и зарплату оплачивают заказчики строительства, что стало важным источником финансирования археологической отрасли. Но деньги, получаемые от строителей, идут не на развитие науки, а оседают в карманах успевших подсуетиться рэкетиров от науки.

Одним из крупнейших операторов охранных археологических работ в России является ООО «Управление делами Фонда «Археологическое наследие». Правда, оно не проводит работы самостоятельно, обычно нанимая подрядчиков. Иными словами, ООО «Управление делами Фонда «Археологическое наследие» играет роль финансовой «прокладки», которую искусственно поставили между строителями и государственным институтом, а потому стоит узнать конечных бенефициаров этой фирмы.

Согласно сведениям в ЕГРЮЛ, компания зарегистрирована в начале 2004 года, ее 100% собственником является Фонд содействия охране памятников археологии «Археологическое наследие». Учредителем фонда, в свою очередь является Институт археологии РАН и шесть физических лиц, в числе которых бывшие и действующие работники института. В частности, в списке значится главный научный сотрудник отдела теории и методики Института археологии РАН Геннадий Афанасьев и заместитель директора института Ася Энговатова.

Фонд-прокладка буквально озолотил археологов, раскопавших эту «золотую жилу». Только согласно официальной декларации о доходах Аси Энговатовой, в 2015 году она заработала 3,2 млн рублей, а в 2016-м ее доход составил 4,7 млн рублей – более 390 тыс. рублей в месяц. Для сравнения: вице-президент РАН с учетом всех премий и надбавок получает сейчас 60-80 тысяч рублей ежемесячно.

СМИ сообщают, что эта бизнес-вумен владеет приличным автопарком из трех дорогих иномарок: Хонда СR-V, Форд Фокус и Мицубиси Аутлендер. В прошлом году она не менее 10 раз побывала за границей, преимущественно в Милане и Лионе. Можно предположить, что речь идет о поездках на археологические конференции, но, по сведениям в открытом доступе, последние такие мероприятия в этих городах состоялись в 2011 и 2016 годах, соответственно.

Не отстают от Аси Энговатовой ее дочери. Старшая Анастасия, которая поработала в институте в 2015-2016 годах, также владеет тремя автомобилями: Фольксваген Пассат СС, Ауди А3 и новенькой БМВ Х5. При этом ее официальный доход составлял 600 тысяч рублей в год. Младшая дочь Серафима владеет на пару с сестрой несколькими квартирами в Москве.

Но главный объект семейной недвижимости Энговатовых – просторная квартира на Земляном валу, вероятно, находится в распоряжении мамы Аси Викторовны – Татьяны Энговатовой. Кадастровая стоимость квартиры составляет около 30 млн рублей, реальная ее цена, которую можно найти на сайтах недвижимости, по-настоящему впечатляет.

Как удалось семье скромного ученого из Института археологии заработать такие деньги? Сегодня археологи могут заморозить любую стройку на неопределенный срок — достаточно лишь объявить котлован объектом изучения и начать раскопки. Причем, обоснованность этих работ проверить сложно, а каждый день простоя может стоить девелоперам десятки миллионов рублей.

В такой ситуации строителям проще заплатить «ученым», чтобы поскорее от них отделаться. А еще при таком раскладе легко избежать сдачи в музеи ценных артефактов со стройплощадок, потом находки можно продать коллекционерам по хорошей цене.

Не стоит думать, что так ловко устроились только одни археологи. Представители других научных дисциплин от них вовсе не отстают. Недавний скандал в Сибирском отделении РАН это подтверждает. Директор Геофизической службы СО РАН Виктор Селезнев и его сын Антон Селезнев «заработали» больше миллиона рублей в результате семейной аферы с использованием служебного положения.

Геофизическая служба СО РАН, которую возглавлял Селезнев, и компания «РусГидро» заключили договор подряда на оснащение гидротехнических сооружений системой сейсмомониторинга. Все работы выполнили подчиненные Виктора Селезнева, сотрудники ГС СО РАН, а деньги, более 1 млн рублей, были перечислены на счет компании «Геофизическая служба», которую возглавляет сын Селезнева-старшего Антон Селезнев. При этом совершенно ясно, что «Геофизическая служба» была все той же прокладкой-посредником и никаких работ не выполняла.

Так что не стоит считать российских ученых этакими идеалистами-бессребренниками, навсегда застрявшими в коммунистическом прошлом. Сегодня это жесткие и беспринципные дельцы, контроль за которыми необходим хотя бы из соображений здравого смысла.

Источник: ru-compromat.livejournal.com