Бывший совладелец «Траста» Николай Фетисов задолжал банку €3,6 млн и 81,5 млн руб. по потребкредитам

Оригинал этого материала
©
 Коммерсант.Ру

Суд признал его банкротом.

Николай Фетисов

Административный суд Московской области признал банкротом одного из бывших владельцев банка «Траст» Николая Фетисова и открыл на полгода процедуру реализации его имущества. Об этом сообщает «РИА Новости» со ссылкой на резолютивную часть решения суда. Финансовым управляющим утверждена Елена Тяпинская, исполнявшая те же обязанности при реструктуризации долгов господина Фетисова. Ее отчет о ходе банкротства назначен на 7 ноября.

Банк «Траст» обратился в Арбитражный суд Москвы с требованием признать банкротом господина Фетисова осенью 2016 года. В марте дело было передано в Арбитражный суд Московской области, поскольку ответчик зарегистрирован в Подмосковье.

Суд начал процедуру банкротства господина Фетисова осенью 2017 года. Его задолженность перед «Трастом» составляет около €3,6 млн по кредитному договору от 9 октября 2014 года. При этом по договору от 16 ноября 2014 года долг бывшего собственника банка составляет 81,5 млн руб.

Николай Фетисов вместе с Ильей Юровым и Сергеем Беляевым были владельцами «Траста» до начала его санации в декабре 2014 года. В апреле 2018 года ЦБ официально подтвердил, что на базе кредитной организации будет создан фонд плохих и непрофильных активов санируемых банков.

***

Оригинал этого материала 
©
 «Коммерсант»

Из совладельцев в банкроты

Юлия Полякова

Санируемый банк «Траст» инициировал банкротство своего бывшего совладельца Николая Фетисова. Тот перестал обслуживать взятые в банке ранее ссуды. Попытка обанкротить прежнего совладельца может дать результат, так как в рамках нее можно оспорить сделки по выводу личного имущества, считают юристы.

Заявление о банкротстве Николая Фетисова от санируемого ФК «Открытие» банка «Траст» поступило в арбитраж 2 ноября. Суд пока не принял заявление к производству, оставив без движения до 7 декабря. До этой даты, как объясняется в документах суда, заявитель должен представить выписку из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей о наличии или отсутствии у должника статуса индивидуального предпринимателя. Тогда заявление о банкротстве будет рассмотрено по существу.

Как выяснил «Ъ», поводом для подачи банком заявления о банкротстве к бывшему совладельцу стало прекращение обслуживания им двух потребительских кредитов на несколько миллионов долларов, взятых вместе с женой незадолго до начала санации, в октябре 2014 года. В пресс-службе банка «Траст» подтвердили, что подача иска связана с невыполнением заемщиком обязательств по кредитам, отказавшись раскрыть детали. Сам господин Фетисов через своего адвоката подтвердил наличие у него кредитов.

Впрочем, у экс-банкира иное объяснение отсрочки рассмотрения дела о его банкротстве, инициированного банком. Согласно его версии, переданной «Ъ» через адвоката, заявление не принято к производству на основании предъявленных суду писем, в которых Николай Фетисов выражает готовность исполнить обязательства перед банком. Господин Фетисов заверил, что заем обеспечен домом его жены в Великобритании, стоимость которого превышает долг перед банком.

Однако в пресс-службе «Траста» парировали, что стоимость обеспечения по кредитам, установленная независимым оценщиком, существенно ниже, чем размер задолженности. В любом случае в письмах в суд, с его слов, указано, что реализовать активы он не может, так как они заморожены по всему миру по решению Высокого суда Лондона в обеспечение поданного там же иска «Траста» о возмещении ущерба в размере $830 млн, причиненного банку мошенническими действиями бывших собственников. До санации «Траста» Николай Фетисов вместе с Ильей Юровым и Сергеем Беляевым являлись конечными владельцами ЗАО «Управляющая компания «Траст»», основного акционера банка «Траст» (93,77% акций).

В лондонском процессе при подсчете ущерба, нанесенного банку, невозвращенные господином Фетисовым кредиты учтены не были. Дело в том, что платить по ним господин Фетисов перестал как раз в апреле этого года, когда был вынесен приказ о заморозке активов. Поэтому претензии к нему со стороны «Траста» возникли позже, чем был подан иск в Лондоне.

Российская юрисдикция для подачи заявления о банкротстве была выбрана, потому что в кредитном договоре была указана именно такая территориальная подсудность. «Если в договоре прописана подсудность «Российская Федерация», то заявление о банкротстве должно быть подано на ее территории. В другой юрисдикции иск просто не примут к рассмотрению»,— объяснил председатель совета директоров правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

Впрочем, обратить взыскание на зарубежные активы банкрота (если его признают таковым) можно будет только после признания российского решения в соответствующей заграничной юрисдикции. Правда, для этого требуется длительная процедура легализации судебного акта на территории другой страны, указывает партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская.

По мнению юристов, процесс в любом случае будет представлять интерес. Юристы не припоминают случаев, чтобы у бывших собственников санируемых банков были личные потребительские кредиты, а случай подачи заявления о банкротстве экс-совладельца санируемой кредитной организации, по их словам, и вовсе первый.

А вот эффективность этого процесса под вопросом. Госпожа Тарнопольская считает, что это будет зависеть от того, как ответчик подготовился к подобным действиям кредиторов. «Как правило, к моменту подачи заявления о банкротстве заемщики уже не имеют собственности»,— указала госпожа Тарнопольская.

Однако, объяснила она, в рамках процедуры банкротства, в отличие от подачи «обычного» иска о взыскании задолженности, можно оспорить сделки по выводу имущества, заключенные за полгода (срок до трех лет — зависит от вида сделки) до принятия заявления о личном банкротстве.