Как мошенничают чекисты

Оригинал этого материала

© «Коммерсант»

Как стало известно “Ъ”, Московский гарнизонный военный суд (МГВС) приговорил к пяти годам колонии за мошенничество бывшего сотрудника центрального аппарата ФСБ подполковника Кирилла Петрова. Его сообщник получил на полгода меньше.

Мошенничество

По версии следствия, они взяли у предпринимателя Сергея Тиминского в общей сложности $276 тыс. и 6 млн руб., пообещав содействие в получении нужного бизнесмену судебного решения по делу о наследстве. При этом сам господин Тиминский потерпевшим по делу о мошенничестве признан не был и теперь пытается в судебном порядке получить этот статус, чтобы иметь возможность взыскать с осужденных переданные им деньги.

По данным “Ъ”, уголовному делу, одним из фигурантов которого стал подполковник Кирилл Петров, предшествовал спор, разгоревшийся в семействе Тиминских в связи с завещанием бывшего финансового директора компании «Торговый дом «Фортекс»» Дмитрия Тиминского, скончавшегося в Дубае в 2013 году.

Документ, обнародованный братом покойного Сергеем Тиминским в мае 2014 года, был составлен в пользу их матери. Однако вдова финансиста Наталья, также претендовавшая на наследство, оспорила подлинность завещания в Басманном суде столицы, и тот в мае 2015 года признал документ недействительным. В свою очередь, Сергей Тиминский стал обжаловать это решение в вышестоящих инстанциях — Мосгорсуде и Верховном суде РФ.

Не добившись успеха, господин Тиминский в конце концов обратился за помощью к решальщику Олегу Николаеву и подполковнику ФСБ РФ Кириллу Петрову. Те якобы заверили предпринимателя, что сумеют добиться в судах с помощью взяток признания завещания подлинным. Поверив им, Сергей Тиминский, по материалам расследования, с июня 2015 года по июнь 2016 года передал чекисту и его напарнику двумя траншами 2 млн руб. и $120 тыс., а затем 4 млн руб. и $156 тыс.

Однако время шло, а ситуация в судах по-прежнему складывалась не в пользу предпринимателя, и в начале 2017 года Сергей Тиминский написал в полицию заявление, что давал Олегу Николаеву и Кириллу Петрову деньги на взятки судьям.

В итоге 12 апреля 2017 года в отношении чекиста и его сообщника было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки в особо крупном размере). А поскольку один из подозреваемых был действующим офицером ФСБ, расследованием занялось московское военное следственное управление Следственного комитета России. Господин Тиминский, «добровольно заявивший о преступлении», фигурировал в деле в качестве свидетеля.

Спустя полтора месяца после возбуждения дела следствие переквалифицировало обвинение со статьи о даче взятки на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), установив, что Олег Николаев и Кирилл Петров не имели реальной возможности повлиять на решение судей, а фактов передачи взяток выявлено не было.

А еще спустя два месяца следователь неожиданно в один день сначала возбудил уголовное дело о покушении на дачу взяток против самого Сергея Тиминского, а затем его прекратил. При этом адвокату предпринимателя Артему Лиляку свои действия он объяснил необходимостью соблюсти формальности: мол, изначально следователь не хотел привлекать раскаявшегося заявителя к уголовной ответственности и должен был сразу же вынести в отношении Сергея Тиминского постановление об отказе в возбуждении дела, но время было упущено, и «он сделал, как сделал».

В результате Сергей Тиминский лишился формального права на получение статуса потерпевшего по делу о мошенничестве и, соответственно, возможности требовать возврата своих денег, переданных злоумышленникам. Предприниматель, впрочем, предпринял ряд попыток получить статус потерпевшего, направляя соответствующие ходатайства следователю, однако тот неизменно отклонял их, ссылаясь на то, что дело в отношении господина Тиминского было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

А после того как Олег Николаев и Кирилл Петров были признаны МГВС виновными в мошенничестве и получили соответственно четыре с половиной и пять лет лишения свободы (приговор вступил в законную силу), заявитель стал получать отказы на свои жалобы и в военных судах. Последняя была подана Сергеем Тиминским в Московский окружной военный суд в апреле этого года, вскоре она должна быть рассмотрена.

Адвокат предпринимателя Артем Лиляк уверен, что следователь намеренно привлек его доверителя на короткое время к уголовной ответственности, чтобы не дать Сергею Тиминскому возможности получить статус потерпевшего и права претендовать на компенсацию.

«Это несправедливо, так как в деле о мошенничестве мой подзащитный в качестве взяткодателя не фигурировал,— заявил “Ъ” господин Лиляк.— Да и взяточником он себя вообще не считает, поскольку говорит, что изначально давал деньги на оказание юридических услуг».

В свою очередь, адвокат бывшего сотрудника ФСБ Марина Русакова оценивает ситуацию по-другому. Она заявила “Ъ”, что, согласно разъяснениям пленума Верховного суда РФ от 9 июля 2013 года, даже если взяткодатель «раскается в содеянном и деятельно поможет следствию», это не будет означать «отсутствия в его действиях состава преступления».

А значит, и после прекращения возбужденного в отношении Сергея Тиминского уголовного дела о покушении на дачу взяток он не может стать потерпевшим и рассчитывать на получение с осужденных компенсаций.