Кокаиновая дорога «Великого Львовича» или история наркосиндиката Вадима Петрова

Оригинал этого материала

© Известия.Ру

Как известно, история наркосиндиката Вадима Петрова и Лео Френсиса Моргана закончилась экстрадицией в Россию голландского посредника Гвидо Волтерса.

Вадим Петров

Вадим Петров (в центре)

Вечером в среду, 26 апреля, в одном из столичных аэропортов приземлился пассажирский самолет, на борту которого находился закованный в наручники 58-летний гражданин Королевства Нидерланды Гвидо Волтерс.

Российские следователи ждали этого момента почти 20 лет: иностранец — последний остававшийся на свободе босс международной наркогруппы, организовавшей канал поставки кокаина из Южной Америки в Старый Свет. России в этой схеме была отведена роль перевалочной базы. Подробности многолетнего расследования — в материале портала iz.ru.

На Запад через Восток

Эта история началась с делового партнерства двух алчных криминальных монстров — российского нувориша и английского гангстера.

Уроженец Тбилиси Вадим Петров перебрался в российскую столицу в лихие 1990-е годы и ударными темпами принялся сколачивать себе стартовый капитал всеми доступными методами: у него были интересы в легальных отраслях, таких как девелопмент, он занимался оптовой торговлей товаров народного потребления (имел сеть палаток на ВДНХ), был акционером компаний «Моcкол» и Monacall… Но вместе с тем тяготел к сверхприбыльным криминальным проектам, в счет которых собирался попасть в список Forbes.

Так, в 1996 году он открыл в подмосковных Мытищах производство сильнодействующего препарата Mandrax на основе метаквалона и димедрола, по сути, рекреационного наркотика, применявшегося в замещающей терапии. В России и других странах это средство вошло в список запрещенных к свободному обороту после того, как в 1970-х годах были обнаружены побочные эффекты от лекарства в виде тяжелого привыкания и летального исхода в случае его сочетания, например, с алкоголем.

Сырье в лабораторию Петрова поступало контрабандой из Китая, а изготавливались таблетки на закупленных в ОАЭ станках. Петрова в определенной степени можно назвать русским Уолтером Уайтом (персонаж популярного сериала о драгдилерах «Во все тяжкие». — прим. iz.ru) — он лично вникал в процесс производства запрещенных лекарств — рецептуру выискивал в специальных книгах по химии, которые внимательно изучал в Ленинской библиотеке.

Чтобы не сесть в тюрьму раньше времени, он решил, что сбывать таблетки в России не стоит. Поставки преимущественно шли в Мозамбик, Малави (прибрежные государства, имеющие сообщение с Южной и Юго-Восточной Азией). Спрос на таблетки был и на черном континенте, но львиная доля партии шла в Индию. Также таблетки поставлялись в Румынию — эта страна открыла Петрову окно для сбыта в Европе. Вероятно, выбор стран связан с наличием там надежных связей на границе и в таможне.

Следует отметить, что Петров был честолюбив и амбициозен — подручные называли его не иначе как Великий или Львович.

Фармацевтический бизнес пошел в гору, поэтому Петров решил расширить географию своего рынка сбыта. В поисках партнеров он натолкнулся на ливерпульских бандитов, которые познакомили его со своим патроном Лео Френсисом Морганом, снабжавшим чуть ли не всю Европу колумбийским кокаином. Международные переговоры наркоторговцев прошли в Мексике.

Это произошло в 1998 году (по другим данным годом позже). Морган в ту пору начал испытывать проблемы с доставкой грузов напрямую в Европу. Дело в том, что грузы из Южной и Центральной Америки в государствах Старого Света начали досматривать с особым пристрастием, тогда как российское карго вызывало у европейцев меньше подозрений.

Вышибала из Бирмингема

Морган — подданный Великобритании, но постоянно проживал в Колумбии. Бывший боксер, после ухода из профессионального спорта он стал грозным вышибалой в одном из питейных заведений Бирмингема. Он быстро влился в криминальную тусовку и занялся распространением наркотиков. Причем весьма успешно. Но на родине его заподозрили в сбыте марихуаны, поэтому в начале 1990-х годов он сбежал в Центральную Америку, оставив в Великобритании жену с тремя детьми.

Там он обзавелся новой семьей, женившись на дочери влиятельного колумбийского наркодилера. Тесть помог ему сделать первые шаги в межконтинентальном наркобизнесе. Всё шло хорошо, но несколько серьезных поставок в конце 1990-х годов накрыли европейские таможенники.

Поэтому знакомство с русским предпринимателем Петровым было чрезвычайно актуально для британца. Кокаин решили гнать из Центральной и Южной Америки в Россию разными путями — через порты северо-запада (Петербург, Выборг) и воздушным сообщением через столицу. Из России товар направлялся в Великобританию и страны ЕС. Одним из конечных пунктов назначения был Ливерпуль.

Любопытно, что по условиям сделки русские рисковали больше, чем их партнеры, — на них возлагалась обязанность получения груза в Великобритании. А уж после этого кокаин следовало положить в припаркованный автомобиль на одной из улиц города. Локацию автомобиля-тайника англичане сообщали петровским прихвостням в последний момент.

Фиаско из-за американского практичного мышления Неизвестно, сколько еще тонн элитного наркотика удалось бы переправить в Евразию российско-британским партнерам, если бы не дотошные американцы. В 2000 году таможенники в Майами (груз шел морем и проходил через доки США) заинтересовались грузом прессовальных станков для формовки пластиковых изделий.

Они посчитали странным, что столь распространенные технические устройства везут морем, а потом еще самолетом в Россию — это было бы настоящим разорением для честного бизнесмена. К тому же, такие станки таможенникам попадались в предыдущей партии.

Проверили груз — просверлили в полости чугунной станины дырочку и… нашли тайник с кокаином. Местные копы сохранили свою находку в тайне от владельцев груза, а сами связались с российскими коллегами. Сотрудники антинаркотического подразделения МВД России установили негласную слежку за грузом.

Так впервые в поле зрения российской полиции и попала группировка Петрова.

Облава на петровских

Бизнесмен и его команда были осуждены в сентябре 2004 года. На тот момент предводитель российских наркоторговцев получил рекордный срок в 21 год колонии строгого режима — столько до этого не назначали за сбыт никому.

Трое его подчиненных получили от 18 до 20 лет колонии. И лишь Владислав Долгий, один из подельников Петрова, отделался условным сроком в семь лет в связи с тем, что сотрудничал со следствием.

Именно с последнего члена группировки началась операция российских силовиков — он забирал подконтрольный сыщикам груз из самолета, следовавшего рейсом Майами–Москва. Долгий приехал за ним на грузовом «ЗИЛе», сопровождал большегруз другой сообщник Петрова — Вадим Лавренов на BMW. Перевалочной базой оказался всё тот же склад в Мытищах, где Петров производил психотропные препараты для Африки и Румынии.

На предприятии с пресс-форм сообщники отдирали логотипы, указывающие на принадлежность к Колумбии, и наклеивали ярлыки российского машиностроительного завода. В таком виде карго готовили к отправке в Великобританию. Все эти манипуляции зафиксировали оперативники, которые сумели незаметно пробраться в ангар и осмотреть партию станков.

Долгожданный для британских гангстеров груз завис. На таможне «внезапно» завернули партию станков на том основании, что радиационный фон товара в полтора раза превышает допустимый.

Проволочка вызвала подозрения у британских партнеров Петрова. Срочно в Москву прибыл доверенное лицо Моргана — голландец по фамилии Гейда.

Преступники решили действовать иначе — наркотик перепрятали в пакеты с гранулированным полиэтиленом. Но груз вновь признали «радиоактивным».

Зря бандиты тратились на дозиметры — третья попытка отправить груз через границу сорвалась. 12 июня 2000 года начались аресты. Четыре преступника были задержаны, а Петров и его доверенное лицо Олег Титов скрылись от группы захвата. Осторожный главарь заметил спецназовцев у подъезда дома и предупредил помощника. Им удалось быстро покинуть страну — они махнули на Украину.

Российские следователи после завершения операции поделились бесценными сведениями о преступном сообществе с британскими коллегами, что позволило арестовать ключевых наркобоссов в Туманном Альбионе.

Не позавидуешь

К моменту облавы Петров был уже состоятельным и известным человеком. Без пяти минут депутата Госдумы от избирательного блока «Отечество — Вся Россия» объявили в розыск за несколько недель до получения мандата (он шел третьим в списке от региональной группы движения, и однопартиец отказался от поста в его пользу).

Петрову приписывали знакомство с монаршими особами Королевства Монако, в этой стране у него было несколько квартир и домов. Он также владел замком во Франции, виллой в Испании, комплексом недвижимости (гостиницы, казино, рестораны, курортные зоны) на острове Сен-Мартен в Карибском море и другим имуществом в России и за рубежом на сотни миллионов долларов США.

Стоимость лишь изъятой партии в пресс-формах составляла около $8 млн. Всего же по делу был доказан незаконный оборот 200 кг кокаина. Кроме того, в Мытищах сыщики изъяли 1,5 т синтетических таблеток и 2 т сырья для их производства — вероятно, эта часть бизнеса была куда более доходной для Петрова, нежели элитный порошок, на котором он в итоге и погорел.

Однако российскому мафиози, как и его заокеанскому компаньону Моргану, не позавидуешь. По первому же запросу Генпрокуратуры России Королевство Монако в течение года выдало беглого наркобарона, и он впоследствии был осужден.

Петровым, к тому же, заинтересовались и европолицейские, которые намерены отобрать всё, что нажито нечестным трудом. В прошлом году был задержан его подельник Олег Титов, который длительное время скрывался в Донбассе. К слову, за информацию о его местонахождении МВД России еще в 2013 году объявило награду в 1 млн рублей. Однако сдаться Титова уговорила следователь, ведущая дело наркокартеля.

Еще хуже дело обстоит у Моргана. Он получил 24 года колонии в Панаме после того, как на одном из его ранчо был обнаружен груз кокаина на полмиллиарда фунтов стерлингов.

Сейчас он в прямом смысле слова борется за выживание в панамской тюрьме La Joya, известной своими суровыми нравами на всю планету, где примеряет на себя роль правозащитника иностранных заключенных. В 2014 году ему удалось уцелеть в настоящей мясорубке, начавшейся во время бунта заключенных, в которой погибло больше 60 человек. Морган сумел передать родственникам несколько весточек из тюрьмы. Он намерен выжить во что бы то ни стало.

И тем не менее еще за два года до этого ему удавалось руководить своим преступным бизнесом непосредственно из места заключения. В 2012 году одна из партий кокаина, к поставке которой был причастен Морган, была задержана в Бельгии (возможно после этого Лео и ужесточили условия задержания). По одной из версий, историей бирмингемского вышибалы вдохновлялись сценаристы популярного сериала «Побег» (Prison Break).

После отбытия наказания в Панаме перед Лео маячит перспектива отправиться также в российскую тюрьму или в одну из колоний на территории Евросоюза. Полицейские из разных стран выстроились в очередь за английским криминальным авторитетом.

Летучий голландец

Долгое время на свободе оставался лишь ловкий помощник Моргана — Гвидо Уолтерс. Он был главным связующим звеном между британским патроном и Петровым. Чаще всего с русскими расплачивался именно он, и лишь изредка сам Морган.

Неудача наркобаронов в Бельгии пятилетней давности обернулась плачевно в первую очередь для Гвидо. Во время обыска в офисном здании, где была штаб-квартира драгдилеров, полиция нашла паспорт с вклеенной фотографией Уолтерса. Стало ясно, что голландец залег на дно где-то под Брюсселем. Однако у полицейских не хватило доказательств для обвинений Уолтерса в торговле наркотиками.

Но тут подоспели российские следователи со своим запросом, которым удалось склонить Петрова к сотрудничеству. Он дал показания и на Уолтерса, и на Моргана, подробно расписав роли каждого в части, касающейся поставок кокаина в Россию.

Следователи МВД и Генпрокуратура несколько лет работали над выдачей последнего члена наркокартеля — Гвидо Гуилермо Уолтерса и добились своего.

«Сегодня [24 апреля 2018 года] из Бельгии в Россию экстрадирован 58-летний гражданин Королевства Нидерланды, обвиняемый в причастности к организации канала поставки наркотического средства кокаина из Республики Колумбия в Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии через территорию Российской Федерации <…> В сопровождении сотрудников Национального центрального бюро Интерпола МВД России и ФСИН России он доставлен в Москву», — сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.