Сахалинские бизнесмены и силовики за 2 млн долларов пытались отправить в отставку главу УФСБ по Сахалину

В  Московском гарнизонном военном суде рассматривалось уголовное дело, фигурантами которого стали восемь человек, в числе которых подполковник ФСБ Сергей Лежебоков и бывший полковник спецслужбы Владимир Заречнев, а также бизнесмены Валерий Михеев, Сергей Морозов, Юрий Некраш, Сергей Орлов, Владимир Гостев и его водитель Владимир Сулименко.

суд

Гособвинение запросило сроки от 5 до 12 лет для группы предпринимателей и офицеров спецслужбы, за взятку в 2 млн долларов пытавшихся отправить в отставку главу УФСБ по Сахалинской области Игоря Стручкова, расследовавшего дело экс-губернатора Александра Хорошавина. Деньги, предназначенные «решальщикам» в Москве, пропали, сообщает «Коммерсантъ».

Дело рассматривалось в Московском гарнизонном военном суде около двух лет. Доказательства, собранные следователями СКР, заняли более 40 томов, а в первоначальном списке свидетелей числилось около 40 человек. Впоследствии список значительно увеличился. В него вошли четыре генерала ФСБ, в том числе сотрудник администрации президента и муж бывшей «мисс Вселенная» Оксаны Федоровой Андрей Бородин, а также работники полпредства президента РФ на Дальнем Востоке.

Обвиняемыми стали восемь человек: подполковник ФСБ Сергей Лежебоков и бывший полковник спецслужбы Владимир Заречнев, сын высокопоставленного офицера спецслужб и коммерсант Валерий Михеев, дальневосточные бизнесмены Юрий Некраш, Сергей Орлов, Владимир Гостев, водитель последнего Владимир Сулименко, а также московский предприниматель и близкий родственник сенатора от Рязанской области Сергей Морозов.

В 2013 году президент Владимир Путин посетил остров Сахалин. Он обратил внимание на мошенничество при строительстве четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Виновных поручили найти областному УФСБ под руководством Игоря Стручкова. В махинациях заподозрили главу компании-подрядчика ООО «Сахалинская компания «Энергострой» Николая Крана.

По версии следствия, Кран вместе с сообщниками решили избежать ответственности, отправив Стручкова в отставку. Они передали влиятельным чиновникам в Москву 1,3 млн долларов. Заручившись покровительством москвичей, подозреваемые рассчитывали добиться отставки Стручкова или его перевода в другой регион, а также сохранить лицензию у подконтрольного Крану ОАО «Тихоокеанский Внешторгбанк». Одним из московских «решальщиков», как считает следствие, выступил Заречнев.

После этого в Москву поступил еще один «транш» в размере 700 тысяч долларов. Сумку с деньгами, гарантирующими серьезность намерений Крана, получил Сергей Орлов. Ее положили в автомобиль Сергея Лежебокова, откуда они впоследствии исчезли.

Разговоры и перемещения всех фигурантов дела отслеживались сотрудниками УСБ ФСБ, в поле зрения которых попал один из первых «переговорщиков» — Валерий Михеев. В сентябре 2014 года на основании полученной информации старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Сергей Чернышев возбудил уголовное дело. Девять фигурантов во главе с Краном были задержаны. Всех, кроме признавших вину Морозова и Лежебокова, отправили в СИЗО. При этом переданные в Москву деньги найти так и не удалось. Позже Морозов и Лежебоков отказались от своих показаний, зато признали вину Кран и его охранник Юрий Некраш.

Кран дал показания о получении взяток губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным. В марте 2015 года Хорошавина задержали, а впоследствии приговорили к 500 млн рублей штрафа и 13 годам лишения свободы. Николай Кран, которого освободили из-под стражи, позднее скончался от сердечного приступа.

Экс-полковнику Заречневу инкриминировали покушение на особо крупное мошенничество (ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вымогательство (ст. 163 УК РФ). Последнее обвинение связано с тем, что помимо попытки обмануть дальневосточных бизнесменов он якобы отнял автомобиль у другого фигуранта дела, Валерия Михеева.

В мошенничестве также обвинили Сергея Лежебокова. Всех остальных следствие посчитало посредниками в передаче неустановленным чиновником взяток, которые так и не удалось найти (ст. 291.1 УК РФ).

В ходе прений сторон вину признали только Некраш и Михеев. Некраш в ходе процесса перенес тяжелую операцию и стал инвалидом второй группы.

Прокуратура излагала свои требования в течение двух дней, защита — трех. Для Сергея Лежебокова гособвинение запросило пять лет колонии общего режима, для Юрия Некраша — пять с половиной, для полковника Заречнева — десять лет, а для Владимира Гостева — максимальный срок в 12 лет. Обвинение не стало настаивать на штрафах, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ.

Защита Некраша и Михеева просила суд о снисхождении, адвокаты остальных — о полном оправдании своих подзащитных. Адвокат Владимира Заречнева Сергей Витебский отметил, что покушение на мошенничество подразумевает совершение действий для получения денег, чего, по его словам, не было, как и вымогательства автомобиля.

Источник: compromat.group

Оставить комментарий