Вирус стяжательства заразил «сумасшедших ученых» Юрия Васильева и Станислав Уйбу

Как стало известно СМИ,  «сумасшедший ученый» Юрий Васильев и сын главы Федерального медико-биологического агентства Станислав Уйба потратили государственный миллиард на фантом, якобы построенный в Никарагуа.

Когда в июне прошлого года тридцатилетний ученый из Москвы Юрий Васильев внезапно стал и.о. директора питерского НИИ ОЧБ (Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научно-исследовательский институт особо чистых биопрепаратов» Федерального медико-биологического агентства) это выглядело, по меньшей мере, странно.

И дело даже не в том, что химико-биологическая школа Санкт-Петербурга богата своими заслуженными кадрами, и поиск варяга на место главы НИИ – это какая-то экзотическая и избыточная кадровая мера. Просто по научным меркам г-н Васильев еще совсем молод, а по административным – и вовсе новорожденный. Никакого управленческого опыта.

Более того, после окончания Первого МГМУ им. И.М. Сеченова в трудовой биографии г-на Васильева значатся лишь два места работы: столичный НИИВС (ФГБУ «НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова» РАМН ) и СПбНИИВС (Санкт-Петербургский институт вакцин и сывороток ФМБА России).

В московском НИИ он проработал на различных научных должностях с 2010 года и успешно дослужился до уровня руководителя НИР (научно-исследовательских работ). Перед назначением директором НИИ ОЧБ он перебрался в Санкт-Петербург, где некоторое время руководил научной работой СПбНИИВСа, главным образом участвовал в проекте, речь о котором пойдет ниже.

Резкий карьерный скачок, связанный с назначением молодого «сумасшедшего ученого», как сам себя именует Васильев на своей странице в ВК, главой НИИ ОЧР можно было бы объяснить прозорливостью руководителей Федерального медико-биологического агентства (ФМБА). Мол, разглядели в юном химике задатки эффективного менеджера, дали ему в управление большой институт с полувековой историей, чтобы сделал его успешным, динамично развивающимся предприятием.

Но ведь и этого не произошло. Результаты директорства Васильева наглядно выражаются в цифрах. При Васильеве финансовые показатели ухудшились более чем вдвое, в частности, обороты НИИ упали с 400 млн до 180 млн рублей. Так что, если у кого-то и была надежда на управленческий гений Юрия Михайловича Васильева, то и она должна была рухнуть. Но, несмотря на эти довольно красноречивые показатели, и наличие приставки и.о. в названии должности, нынешний руководитель НИИ ОЧБ чудесным образом чувствует себя в директорском кресле более чем уверенно.

Обычно у такого рода чудес и странностей бывают вполне земные объяснения. Как правило, это высокие связи или большие деньги. В данном случае обнаружилось и то, и другое. Как выясняется, Юрий Васильев дружит со Станиславом Уйбой. В свою очередь Станислав Васильевич Уйба является гендиректором российско-никарагуанской компании Mechnikov S.A. и по совместительству сыном главы ФМБА Владимира Уйбы.

Любопытно, что несколько лет назад глава федерального ведомства, окрещенный родителями «Валентином», сменил имя на «Владимир». Согласно данным СПАРК-Интерфак, возглавил он ФМБА, будучи еще Валентином, но сейчас руководит им уже как Владимир.

Не зная замысла переименования, трудно оценить, достигнута ли была цель. Впрочем, неудобство эта путаница с именами доставляет в основном журналистам, которые порой посвящают установлению настоящего имени чиновника свои творческие расследования.

Между тем, Юрий Васильев оказался не только другом семьи Уйбы, но и участником распила 1 миллиарда рублей, выделенного Россией на амбициозный российско-никарагуанский проект строительства в Манагуа завода по производству вакцин.

Никарагуанские СМИ (а с никарагуанской стороны на завод было потрачено порядка $10 млн из фонда социального страхования) называют это предприятие «заводом-фантомом». Юрий Васильев помог Уйбе произвести в СПбНИИВСе вакцину, которой впоследствии подменили в Никарагуа несуществующую вакцину не функционирующего завода.

Заокеанские журналисты обнаружили весьма интересные подробности реализации этого проекта.

Напомним, что решение о совместном строительстве Россией и Никарагуа завода в Манагуа было принято в 2013 году: проект одобрили президенты двух стран Владимир Путин и Даниэль Ортега. С российской стороны проект курировало ФМБА во главе с Владимиром (Валентином) Уйбой. Россия вложила в проект 1 млрд руб.— 60% всего финансирования.

Деньги эти пошли через специально созданную компанию Mechnikov S.A.  — совместное российско-никарагуанское предприятие по реализации проекта, которую возглавляет младший Уйба – Станислав. С российской стороны учредителями СП являются СПбНИИВС и ФМБА. Остальные 40% — это средства Никарагуа, их вложил Институт социального страхования (INSS), заокеанский учредитель СП.

Завод по производству вакцин против гриппа, малярии и других заболеваний должно было стать первым предприятием такого уровне во всей Латинской Америке и обеспечить вакцинами всю страну и остальную часть Центральной Америки. Предприятие решено было назвать в честь выдающегося русского врача Ильи Ильича Мечникова, лауреата Нобелевской премии по медицине 1908 года.

Торжественное открытие завода состоялось 22 октября 2016 года, в нем участвовала министр здравоохранения Вероника Скворцова. На церемонии открытия она сообщила, что уже «активно монтируется современное оборудование, начинается процесс наладки».

По ее словам, выпуск вакцины от гриппа (один из семи видов вакцин, которые планировалось производить на совместном предприятии) должен был начаться в 2017 году, «после окончания процесса валидации производства».

Однако, как установили журналисты La Prensa, открытие завода им. Мечникова было обыкновенным шоу, призванным ввести в заблуждение российские и никарагуанские власти. Документы, оказавшиеся в распоряжении издания, свидетельствуют о том, что руководители проекта арендовали оборудование, чтобы создать иллюзию готовности предприятия к производству вакцин.

Вероника Скворцова, перерезая ленточку, очевидно, еще не знала, что торжественно открывает пустую «коробку» на время презентации наполненную арендованным оборудованием.

Из документа, подписанного за месяц до открытия завода, видно, что техника была импортирована для выставочных целей и должна быть возвращена в США

Еще один документ, в котором речь идет о временном ввозе оборудования из Панамы «для статистических целей»

В итоге, вместо несостоявшегося производства вакцин на заводе в Манагуа российские руководители проекта Mechnikov S.A. стали завозить в Никарагуа противовирусные препараты из России. Непосредственным участником их разработки и производства в СПбНИИВС стал Юрий Васильев (рядом с его именем в патенте значится и имя Станислава Уйбы).

В марте 2017 года Mechnikov S.A.  распространил в никарагуанских СМИ информационное сообщение о поставках 60 тыс. доз вакцин против желтой лихорадки. Речь шла о вакцинах производства СПбНИИВС, но не местного завода.

А уже в октябре прошлого года стало известно, что компании Mechnikov S.A.  не может даже расплатиться со своими подрядчиками, сотрудники компании не получают зарплату, у предприятия нет денег, чтобы заплатить налоги.

Зато у компании Mechnikov S.A. нашлись деньги на то, чтобы устроить удалой «корпоратив», пригласить на мероприятие высокопоставленных никарагуанских чиновников и под пение специально привезенных на вечеринку из России теноров распивать с ними шампанское и водку, закусывая белужьей икрой.

Неспособное и через годы после открытия произвести хотя бы одну вакцину фармацевтические предприятие с легкостью потратило более $50 тыс.  из государственной казны на дорогостоящие увеселения.

Сыну президента Никарагуа Лауреано Ортега Мурильо (LaureanoOrtega Murillo) понравилась устроенная в его честь вечеринка Mechnikov

Глава Министерства здравоохранения Никарагуа Соня Кастро (SoniaCastro) на вечеринке Mechnikov

Похоже, что таким образом руководители проекта умасливали никарагуанские власти. По крайней мере, отец героя вечеринки Лауреано Ортеги, президент Никарагуа Даниэль Ортега до сих пор закрывает глаза на полное фиаско проекта Mechnikov S.A. и потерю национальным фондом страхования миллионов долларов.

С российской стороны у проекта Mechnikov S.A. неприятностей тоже не возникло. Счетная палата РФ не заинтересовалась потраченным на нечто несуществующее миллиардом рублей. Но тут даже и вечеринок устраивать не надо было.

Глава ФМБА Владимир (бывший Валентин) Уйба имеет многолетние и, как писали СМИ, многомиллиардные совместные финансовые интересы с теперь уже бывшей главой Счетной палаты Татьяной Голиковой. Не будут же в самом деле давние партнеры портить настроение друг другу из-за чужого, государственного, миллиарда.

Таким образом, масштабный проект воплотился даже не в потемкинскую деревню, а в огромную аферу, в которую оказались вовлечены главы двух государств. С такими масштабами подлогов и фальсификаций может оказаться, что и произведенная при помощи «сумасшедшего ученого» поставленная в Никарагуа вакцина – не совсем то, что заявлено. В любом вклад Юрия Васильева в проект по освоению государственного миллиарда оказался весомым и был оценен в пост директора НИИ.

А это, насколько теперь можно судить, не только статус и удовлетворенные амбиции, но и доступ к бюджету организации. И вот уже при молодом и.о. директора институт закупает лабораторные халаты на сумму 16 млн. рублей. Для наглядности поясним: стоимость одного халата колеблется где-то в промежутке от 500 до 800 рублей. То есть, на эти деньги можно купить более 30 тыс халатов! При этом в НИИ ОЧБ работает всего 300 человек. И не все из них, к слову, носят лабораторные халаты.

Или другой пример. В 1,6 млн рублей обошлась институту закупка туалетной бумаги. Качественная туалетная бумага у оптовиков в Санкт-Петербурге стоит от 8 рублей за обычный рулон. Хорошо, возьмем очень хорошую – 16 рублей за рулон. Это 100 000 рулонов все на тех же 300 сотрудников!!!

Сейчас в отношении г-на Васильева возбуждено уголовное дело сразу по четырем статьям УК РФ. Здесь и ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ст. 174 (Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества…), и ст. 198 и 199 (уклонение от уплаты налогов «физиками» и юрлицами, соответственно).

Это санкт-петербургский ОБЭП заинтересовался финансово-хозяйственной деятельности института при нынешнем руководителе. Вопрос теперь только в том, не помешают ли оперативникам и следователям с ул. Чайковского довести расследование до логического завершения друзья и партнеры Васильева по никарагуанскому проекту – они же его покровители и «крыша».

Оставить комментарий