Александр Першиков: Робин Гуд или Гамельнский Крысолов?

Любой российский гражданин, не только эксперт, но и рядовой обыватель, хоть мало-мальски следящий за новостями в СМИ, в состоянии адекватно оценить накал новой конфронтации между Россией и Западом. По некоторым параметрам она уже превосходит «холодную войну» 1940-1980-х.Россия близка к состоянию ухода в добровольную, пусть и разумную и ограниченную, но самоизоляцию, о чем написал в своей недавней статье помощник президента Владислав Сурков.

В свою очередь и Запад идет на обрыв различных связей, блокирования тех или иных каналов и доступа к глобальным системам. Эта политика уже напрямую затронула интересы ведущих российских компаний на западных рынках. Может она коснуться и сферы коммуникаций – достаточно вспомнить заявление советника президента по вопросам Интернета Германа Клименко о готовности России к отключению глобальной сети Интернет.

 

Сложившиеся условия вряд ли способствует развитию и установлению новых связей наших предпринимателей с западными. Речь даже не о патриотизме, а о банальном здравом смысле – слишком велики риски. В первую очередь это касается малого и среднего бизнеса, не имеющего достаточно мощных и эффективных рычагов своей международной защиты в случае неприятностей на международном рынке.

 

Удивительно, но и в этих непростых условиях есть сторонники дальнейшего некритичного развития деловых связей с Запада. Более того, эти люди говорят о фактической безальтернативности подобных связей. Например,Александр Першиков, основатель и управляющий партнер инвестиционного фонда «Key Group». Издание  «Регионы Online» приводит фрагмент из его интервью журналу «Стартап»:

 

«— Есть ли у вашего фонда поддержка со стороны государства и работаете ли вы на глобальном рынке?

-У нас ориентир очень простой: есть международный инвестиционный рынок, и мы развиваем проекты, способные привлечь международные капиталы. Поэтому мы собираем их на английском языке, по законам, по стандартам, метрикам, понимания международной аудитории. И мы консультируемся в первую очередь с нашими партнерами за рубежом: скажем, если через три года вырастет вот это, оно в вашем понимании будет иметь место в экономике? Инвестиционная ликвидность — назовём это так.

— То есть у вас международный уровень работы и вы жестко ориентированы выводить стартапы на Запад?

— Мы на внутреннем рынке практически ни с кем не сотрудничаем. Если проект подрастает, мы его очень редко в России показываем, сразу продвигаем на Запад. Это всем интересно, и фаундерам тоже. Если человек осуществит после нас сделку на внутреннем рынке, в его жизни практически ничего не изменится, ему все равно будет очень сложно искать следующие деньги. Но если его проект стал интересен международным фондам, то он находится в зоне очень большой ликвидности. С нами, без нас, но ликвидность выше, оценка выше, рынок другой, и советы он будет слышать другие».

 

Конечно, по-своему занятна и пренебрежительная тональность, с которой г-н Александр Першиков говорит о российских инвестора, и его наивная влюбленность в международные фонды, которая давно оставила даже самых заядлых западников. Но это не главное, тем более что искренне наивным человеком Александр Першиков вряд ли является. Особенно если вглядеться в суть его спича. Опытный вроде бы бизнесмен с определенным послужным списком и бэкграундом, колумнист влиятельных изданий вроде Forbes, берется найти молодым несмышленым стартаперам финансовую поддержку за рубежом. И до 2014 года очень часто это означало, что идея или технология очередного российского самородка-Левши будет взята на вооружение, но в финансировании ему под благовидным предлогом откажут. Сейчас же вероятность такого исхода выросла на порядок, да и предлоги вполне могут быть уже не благовидными, а открытыми: да, подданный Империи Зла, мы обманом выманили у тебя твою интеллектуальную собственность, ничего не дав взамен, так тебе и надо.

 

Не очень верится, что г-н Александр Першиков предусмотрел систему защиты своих клиентов при таком развитии ситуации. Более того, не исключено, что он именно в таком повороте заинтересован. А значит, он не благородный Робин Гуд, справедливо перераспределяющий доходы западных богачей в пользу российских неимущих умников, но, скорее, Гамельнский Крысолов, умышленно обманом завлекающий несмышленышей в чащобу, откуда они выйдут пусть и живыми, но лишившимися последнего, что у них было.

 

Оставить комментарий