В Москве МВД задержало «короля обнала» и теневого совладельца «Промсбербанка» Ивана Мязина

Оригинал этого материала 
©
 «Коммерсант»

Он арестован по делу о выведенных миллиардах через подконтрольные ему банки.

Промсбербанк

Как стало известно “Ъ”, в Москве взят под стражу Иван Мязин, которого в МВД России считают одним из крупнейших игроков на рынке незаконного обналичивания. Иван Мязин, по версии следствия, выступал теневым совладельцем разорившегося Промсбербанка и еще десятка кредитных учреждений, через которые были прокачаны миллиарды рублей.

Показания о его причастности к махинациям дал бывший председатель правления Промсбербанка Борис Фомин, сотрудничающий со следствием. Трое бывших топ-менеджеров этого кредитного учреждения и один коммерсант в 2017 году получили от трех до девяти лет лишения свободы.

Уголовное дело о хищении денежных средств (ст. 159 и ст. 160 УК РФ) из Промсбербанка было возбуждено следственным департаментом МВД еще в июле 2015 года, через три месяца после отзыва лицензии у этого кредитного учреждения. Одним из оснований стала «высокорискованная кредитная политика, связанная с размещением денежных средств в низкокачественные активы».

Два с половиной года совладелец Промсбербанка Иван Мязин проходил по делу в качестве свидетеля. Однако в конце прошлой недели после очередного допроса следователь объявил экс-банкиру о том, что он задержан в качестве подозреваемого по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). 11 мая по ходатайству следственного департамента МВД Тверской райсуд Москвы заключил Ивана Мязина под стражу на два месяца.

Его защита безуспешно пыталась убедить суд в том, что никаких оснований для столь строгой меры пресечения нет: экс-банкир не скрывался, на допросы являлся исправно. «Обвинение моему клиенту до сих пор не предъявлено,— заявила вчера “Ъ” адвокат Ивана Мязина Марина Колотушкина.— Поэтому я пока воздержусь от каких-либо комментариев».

Как полагают в правоохранительных органах, незадолго до краха Промсбербанка его руководство начало активно выводить средства на подставные организации. Для этого банкиры под фиктивные залоговые обеспечения выдавали крупные кредиты фирмам-однодневкам. Получив деньги, заемщики тут же переводили средства в другие структуры, где их следы и терялись.

Еще в одной схеме хищений топ-менеджеры Промсбербанка использовали свою дочернюю структуру — страховую компанию «Оранта» (лицензия отозвана 29 апреля 2015 года), которой переуступили права требования по части выданных фиктивных кредитов. В свою очередь, «Оранта» продала долги аффилированным с собственниками банка организациям-нерезидентам, учрежденным в Молдавии, Литве и Эстонии. Последние по истечении срока погашения кредитов через местные суды взыскивали с заемщиков деньги, которые в итоге оказались за границей.

Первыми фигурантами этого дела стали главный акционер Промсбербанка Алексей Куликов, начальник кредитного отдела Зульфия Мусина, экс-начальник службы безопасности Андрей Кибицкий и житель столицы Владимир Исайченко, помогавший регистрировать фирмы, на которые позже и выдавались кредиты.

В декабре 2016 года их дело было передано в Подольский горсуд, по месту регистрации Промсбербанка. В октябре прошлого года все обвиняемые были признаны виновными в хищении 3,2 млрд руб. и получили от трех до девяти лет лишения свободы.

По данным “Ъ”, роль Ивана Мязина в этом деле следствие пересмотрело после того, как показания о его участии в махинациях дал бывший председатель правления банка Борис Фомин. Более двух лет он находился в розыске. Следствие полагало, что он скрылся за границей, поэтому в январе 2016 года его объявили в международный розыск. Однако в июне 2017 года сотрудники полиции задержали Бориса Фомина на подмосковной даче его знакомых, где он и проживал все это время.

Экс-банкир сразу же пошел на сотрудничество со следствием и дал показания о том, что лишь выполнял указания теневого хозяина Промсбербанка Ивана Мязина, в том числе и о выдаче фиктивных кредитов. При этом бывший главный акционер этого кредитного учреждения Алексей Куликов утверждал, что инициатива вывода средств принадлежала Борису Фомину.

Тем не менее организатором хищений денег из Промсбербанка, который остался должен клиентам 5,7 млрд руб., следствие посчитало именно Алексея Куликова. О том, какую роль в этой истории играл Иван Мязин, станет известно уже в ближайшие дни, когда ему предъявят официальное обвинение. При этом не исключено, что только Промсбербанком расследование в его отношении не ограничится.

Иван Мязин считался деловым партнером скандально известного финансиста Евгения Двоскина. При этом сам Иван Мязин, как, впрочем, и отбывающий срок Алексей Куликов, хорошо известен сотрудникам правоохранительных органов как один из крупнейших игроков на рынке незаконного обналичивания. По версии МВД, через КБ «Кредитимпэкс банк», КБ «Рубин», КБ «Юнион-банк», КБ «Альянс-банк», АКБ «Фалькон» и другие они могли вывести в теневой оборот десятки миллиардов рублей.

[ИА «Росбалт», 14.05.2018, «ФСБ задержала «теневого банкира № 1»: У Ивана Мязина довольно богатая биография. В феврале 1990 года он был объявлен в федеральный розыск сотрудниками ГУВД Красноярского края по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 144 УК РСФСР (кража). В октябре 1991 года розыск был прекращен в связи с его задержанием, в итоге он получил условный срок. 

В конце 1990-х годов-начале 2000-х годов Мязина подозревали в том, что он в контролировал деятельность десятков российских банков, в том числе «Европейского Расчетного Банка», «Банка инвестиций и кредитования», КБ «Кредитимпэкс Банк», КБ «Юнион-Банк», КБ «Альянс Банк», АКБ «Фалькон», «Сибирский банк экономического развития», «ИК «Файнешнл Бридж» и т. д. Все эти кредитные учреждения «светились» в материалах об «отмывании» и «обналичивании» десятков миллиардов рублей. Потом у них отзывали лицензии. Однако официальных обвинений Мязину не предъявлялось. 

Одно время деловым партнером Мязина являлся еще один скандальный банкир — Евгений Двоскин. По словам собеседника «Росбалта», Мязин является хорошим приятелем другого теневого финансиста Алексея Куликова. 
Алексей Куликов и Иван Мязин в свое время считались одними из самых крупных специалистов по обналичиванию гигантских сумм. Их фамилии периодически «всплывали» в громких делах. Например, они упоминались в расследовании об убийстве первого зампреда ЦБ РФ
 Алексея Козлова, поскольку были знакомы с предполагаемым «заказчиком» нападения Алексеем Френкелем. Также Куликов и Мязин постоянно «светились» в расследованиях о незаконной «обналичке» и хищениях миллиардов рублей при помощи афер с возвратом НДС. Но всякий раз до обвинений не доходило — они максимум являлись свидетелями по таким делам. Более того, Алексей Куликов «помогал» следователю Денису Никандрову в расследование дела о хищение НДС и даже вместе с ним проводил допросы. Считалось, что Куликов и Мязин относятся к разряду неприкасаемых, имеют самые надежные тылы в правоохранительных органах и спецслужбах. — Врезка К.ру]

[Bloomberg, Перевод: Инопресса.ру, 20.11.2017, «Российский банкир, который слишком много знал»: 53-летний Мязин дал свое первое интервью агентству в своем московском офисе в присутствии адвоката. Он не стал оправдываться за свою связь с Вячеславом Иваньковым, боссом организованной преступности по прозвищу «Япончик», которого застрелили на улице в Москве в 2009 году.

«Он был спокойный, умный, простой человек. Мы обычно праздновали Новый год вместе с нашими семьями», — заявил Мязин. Сам Мязин охарактеризовал себя как «финансового консультанта», у которого нет недостатка в клиентах, хотя он отказался назвать кого-нибудь из них.

«Да, у всех трех банков, в которые он инвестировал, включая «Промсбербанк», отозвали лицензии, заявляет он, но это следствие слишком рьяных регулирующих органов, а не каких-либо противоправных действий с его стороны», — передает агентство. А что касается обвинений банкира Лебедева в том, что Мязин был «одним из создателей» операции «российская прачечная», Мязин это отрицает. «Мне тошно, когда я об этом слышу», — сказал он в интервью. — Врезка К.ру]

Оставить комментарий