Как слили АСКО

Наблюдатели отмечают, что слив АСКО можно сравнивать с уходом ТФБ. Перед самым «заходом» ЦБ страховой бизнес с полумиллионом клиентов перешел на поживу мутным московским «могильщикам».

аско

492 тысячи — столько, по данным последней отчетности, действующих договоров страхования у СК «АСКО». Накануне ЦБ РФ ввел в компанию временную администрацию, и перспективы выплат туманны. Перед этим страховой бизнес с 28-летней историей, принадлежавший Ильшату Фардиеву, Ильдару Галяутдинову и близким к ним людям, был продан москвичам, похоронившим уже несколько СК без компенсаций клиентам.

Эксперты «БИЗНЕС Online» опасаются репутационных потерь для всех страховщиков Татарстана.

Полмиллиона договоров зависло, полторы тысячи сотрудников под угрозой

Банк России ввел временную администрацию в ООО «СГ „АСКО“ — одну из старейших и крупнейших в Татарстане страховых компаний. Приказ подписан еще 21 декабря, но опубликован накануне. Причина, как сказано в сообщении ЦБ, „ненадлежащее исполнение плана восстановления платежеспособности“.

Руководителем временной администрации утвержден приехавший из Москвы сотрудник департамента страхового рынка ЦБ РФ Сергей Чекулаев. Уже в 9 утра накануне офисы компании оказались закрыты, а растерянных клиентов и даже работников разворачивали со словами, что работа возобновиться не раньше, чем через 45 дней.

Согласно данным отчетности компании, на конец сентября 2017 года у компании оставалось 492 тысячи действующих договора страхования. В том числе — 255 тысяч клиентов купили полисы ОСАГО. Всего за этот период компания урегулировала 16,8 тысяч страховых случаев. Как быть с выплатами теперь, неизвестно – лицензия пока не отозвана, так что технически полисы продолжают действовать.

Вот только получить что-либо в „АСКО“ пока что проблематично. Под угрозой и работники. По данным на конец первого полугодия 2017 года, их фактическая численность составляла 508 человек – можно сказать, средней руки завод.  Созданная еще в советские времена в Набережных Челнах на базе СП „Автосервис“, в 1990-м году компания закрепила за собой бренд „АСКО“, затем несколько раз добавляла к нему разные приставки и окончательно утвердилась как „СГ „АСКО“ в 2003 году.

К 2010 году „АСКО“ имела уже 15 филиалов в России, окончательно трансформировавшись в федерального страховщика, заняла 58-ю позицию в российском рейтинге и 10% на рынке Татарстана. Быстрый рост пошел на ниве автострахования с полисами ОСАГО — направление стало основным источником доходов компании.

Кроме того, компания всегда могла рассчитывать на корпоративных клиентов из бизнес-структур Ильшата Фардиева и его партнера, предправления „Акибанка“ Ильдара Галяутдинова. Они и владели „АСКО“ до последнего момента — ПАО „Акибанк“ (17,9%), ООО „Челны-Бройлер“ (15,23%), ООО „Камский бекон“ (11,81%), ООО „Жилэнергосервис“ (7,47%), „Связьинвест“ (5,84%) и ОАО „Земельная корпорация „Энергия“ (3,49%). А также лично Фардиев (7,77%), Галяутдинов (12,3%), акционер „Акибанка“ Васима Ашрапова (6,1%), совладелец „Камского бекона“ Александр Клевцов (3,49%), экс-экономист „Татэнерго“ Гульсина Миннеханова (7,77%).

„АСКО“, в свою очередь, входит в состав учредителей „Акибанка“ и „Связьинвеста“. Однако в конце ноября начались странности: группа с 28-летней историей вдруг сменила собственника. Сделка по продаже страховой группы, судя по данным „Контур.Фокус“ была заключена 25 ноября. В процессе регистрации бывшие собственники оставались залогодержателями долей (вплоть до 18 декабря включительно).

На 99,9% доли перешли московскому ООО „УК „Сити Ассет Менеджмент“. Меньше 0,1% досталось Наталье Комаровой, хозяйке опять же столичного ООО „Лавьер“, специализирующегося на юриспруденции. Еще раньше по скользкой дорожке пошла дочерняя структура „АСКО-Жизнь“ (входит в топ-5 страховщиков жизни в РТ).

Еще в марте компания объявила, что до конца года портфель по страхованию жизни, от несчастных случаев и от болезней будет передан компании „Чулпан-Жизнь“, а сама „АСКО-Жизнь“ откажется от лицензий и от страховой деятельности в принципе. В июне сделка была закрыта. На сегодняшний день участниками общества являются „ООО Инвест С“ (99,04%) и Александр Кузнецов (0,96%).

Капитал ООО „Инвест С“ в свою очередь держит московское АО „ПромСвязьКапитал“ и его основной собственник Дмитрий Ананьев (90%). Буквально в минувшую пятницу стало известно, что Ананьев покинул Россию на фоне введения в Промсвязьбанк временной администрации.

ОСАГО подвело

На чем погорело „АСКО“, уставный капитал которого на 1 октября составлял вполне солидные 645 млн. рублей. Ответ – в структуре страхового портфеля. По итогам 2016 года наиболее существенную долю занимало автострахование (61,53%, из них ОСАГО – 56,3%, каско – 5,23%). Убыточность ОСАГО для страховых компаний давно не секрет – об этом сами страховщики кричат на каждом углу.

Не сильно помогло даже введение в текущем году приоритета натурального возмещения.   По итогам прошлого года, как информирует портал banki.ru, „АСКО“ получила 158 млн. рублей чистого убытка (сбор премий — 2,8 млрд. рублей, выплаты — 1,8 миллиарда, остальное „съели“ операционные расходы). За 9 месяцев общее сальдо сборов и выплат у „АСКО“ рухнуло наполовину — до 454 млн рублей.

Конкретно по ОСАГО сальдо просело на 41% до 276 млн рублей. Примечательно, что в Татарстане разница между премиями и выплатами составила мизерные 10 млн. рублей, то есть по факту этот бизнес был глубоко убыточным. Все это время компания стремительно сворачивала бизнес по большинству направлений.

Объем собранных премий за три квартала этого года сократился на 0,53 млрд. рублей или без малого на четверть — до 1,7 млрд. рублей. При этом по основному своему сегменту – ОСАГО – компания снизила объем сборов на 11% до 1,11 млрд рублей.

Московские юристы и дагестанский след

Кто же, они, смельчаки, выкупившие «АСКО» у Фардиева и Ко? Через цепочку основных долей в ООО «УК „Сити Ассет Менеджмент“ — ООО „РЭК-Авто“ — ООО „РЭК“ конечным бенефициаром является владелец московской юридической конторы „РЭК“ Гусейн Мусаев. Опосредованно он получил 80% „СГ „АСКО“, еще 20% номинально осели у Алексея Сухова, совладельца звена „РЭК-Авто“.

Такова официальная картина, однако источники „БИЗНЕС Online“ утверждают, что фактически татарстанский страховщик попал в руки весьма известной на этом рынке персоны — Михаила Гришина, с которым Мусаев действует либо сообща, либо в его интересах. Определенная странность в покупке столь крупного страхового бизнеса предпринимателем из Дагестана действительно налицо.

За исключением московской правовой конторы и ее „дочек“ дела у Мусаева сосредоточены на родине и связаны с сельским хозяйством. Здесь он состоит в учредителях ТСН „Кооператор“, разводя плодово-ягодные культуры. Здесь же Мусаев занимался ликвидацией ООО „Тарумовский Райкоопзаготпромторг“ из структуры дагестанского потребсоюза, а также молочного хозяйства ООО „Кизлярский коопзаготпромторг“.

В Москве же оперативное управление бизнесом ведет его сын Гаджимурат Мусаев, гендиректор „РЭК“. Мусаев-младший два года назад выступал представителем брокера „Фин-Полис“, который взял на себя урегулирование вопросов с клиентами калининградской страховой компании „Инвест-Альянс“. В августе 2015 года компания прекратила исполнять обязательства по выплатам КАСКО, в октябре переговорщиком с обманутыми клиентами стала „Фин-Полис“ и Мусаев, а сам „Инвест-Альянс“ перешел новому хозяину — тому самому Гришину, которого источники „БИЗНЕС Online“ сегодня называют новым скрытым собственником „АСКО“.

По отзывам клиентов „Инвест-Альянса“ на специализированных форумах „Фин-Полис“ и лично Мусаев-младший страхователей целенаправленно „слили“: связаться с ними было невозможно, а уже через месяц, в ноябре брокер закрыл свой офис. Новый владелец Гришин тем временем от имени „Инвест-Альянса“ продолжал страхование ответственности туроператоров и микрофинансовых организаций.

Еще через несколько месяцев, в апреле 2016 года лицензия СК „Инвест-Альянс“ была отозвана, а в июле компания была признана банкротом. Конкурсное производство сегодня продолжается, однако продавать, судя по отзывам клиентов, нечего: даже мебель в офисе компании Гришина была арендованной. Не менее наглядным образом связь между Мусаевыми и Гришиным прослеживается и через схемы владения активами.

По данным системы „Контур-Фокус“, исторически ООО „Фин-Полис“ выступало соучредителем ООО „Московия-Инвест“ вместе с ООО „Хэдап“ — одним из немногих обществ, в собственниках которого Гришин засветился лично с половинной долей. Более того, „Московия-Инвест“ в свою очередь — основной собственник страховой компании „Московия“, которая считается еще одной „жертвой“ Гришина. С октября этого года в СК „Московия“ работает конкурсный управляющий.

Шлейф банкротов

Роль могильщика пошатнувшихся страховых компаний отводят Гришину и клиенты еще нескольких СК, ушедших с рынка банкротами. Открытого личного участия в бизнесах Гришин старательно избегал на протяжении всей страховой карьеры. У подольского СК „Подмосковье“ лицензия отозвана в июле 2017 года, конкурсное производство продлится до 5 сентября 2018-го — в нем Гришин как минимум числился членом совета директоров, в таком качестве представляя компанию на отраслевых конференциях.

В середине декабря Агентство по страхованию вкладов заявило о выявленной по итогам инвентаризации имущества „Подмосковья“ недостаче в 1 млрд. рублей. СК «Восток-Альянс» лишилась лицензии в августе 2015 года, годом ранее компания собрала 256,4 млн. рублей и ничего не выплатила. Фамилии Гришина и его постоянного спутника Дениса Бурякова, как собственников, всплыли уже на фоне проблем СК.

Ретроспектива карьеры Гришина увлекает нас в первое десятилетие века. В 2010 году федеральная пресса подробно рассказывала о ситуации с СК «Гранит» и брокером «Ф-Полис», долги которых перед участниками рынка оценивались почти в 1,5 млрд. рублей. Банкротство «Гранита» впервые вывело фамилию Гришина в публичную плоскость — он являлся президентом и председателем совета директоров этого страховщика, в 2010 году ставшего рекордсменом задолженности по ОСАГО.

Претензии к Гришину имелись, в частности, у «Ингосстраха» — на 54 млн. рублей, у «Росгосстраха», «ВТБ Страхования», «Росстраха», а Российский союз автостраховщиков вынужден был вернуть клиентам «Гранита» 1,2 млрд. рублей. Сложно сказать, удалось ли кредиторам что-то вернуть, но как только в «Граните» была введена процедура банкротства, претензии на 113 млн. рублей заявил «Ф-Полис» Бурякова, претендуя с такой заявкой на первую строчку в реестре кредиторов.

До «Ф-Полиса» Буряков возглавлял питерский офис «Гранита». «Ф-Полис» просуществовал тогда около года, позднее его место занял «Ф-Полис Страхование» еще одного гришинского постоянного партнера Ильи Аносова. Соучредителем «Ф-Полис Страхования» являлась СК «Континенталь», также лишившаяся лицензии в 2010 году. В учредителях «Континенталя» фигурировали те же лица, что учреждали в свое время и «Гранит».

Они же присутствовали среди акционеров СК «Национальное качество», ушедшей с рынка с долгами на 31 млн. рублей вслед за «Гранитом» и «Континенталем». К обширному перечню страховых компаний, обанкротившихся, похоже, не без помощи Гришина и его команды, можно добавить также «Генеральный страховой альянс», потерявший лицензию в 2010 году — Гришин входил в состав его главных акционеров.

«После них остаются тысячи брошенных клиентов»

В ноябре «АСКО» в Челнах возглавил в качестве гендиректора Алексей Курлович, занимавшийся страхованием имущества в питерском «Газрезерве», ликвидированном два года назад, а также имеющий в Санкт-Петербурге свою брокерскую компанию «Страховой и перестраховочный брокер „Атлант“.

На прошлой неделе на запрос „БИЗНЕС Online“ о сумме и причинах продажи „АСКО“ Курлович ответил, что не против пообщаться, но только после новогодних праздников, поскольку сделка окончательно не закрыта. Вчера челнинский офис на звонки уже не отвечал. Телефоны Гришина и Мусаева-младшего на прошлой неделе тоже молчали, однако эксперты „БИЗНЕС Online“ подтверждают причастность Гришина к сделке и с тревогой смотрят в будущее: страховщики указывают на возможность глобального урона имиджу всей отрасли в Татарстане от преобразований в „АСКО“.

Так, вице-президент Союза страховщиков Татарстана и директор ООО „Полиссервисконсалтинг“ Рустэм Сабиров сравнивает перспективы „АСКО“ на рынке с банковским кризисом, вызванным банкротством „Татфондбанка“. Отметим, что Сабиров комментировал проблему еще до заявления ЦБ, предвосхищая очевидное развитие событий. „У меня, естественно, нет подтверждающих документов, но я владею информацией, которая гуляет по страховому рынку, и имя Михаила Гришина сейчас упоминается именно в связи с покупкой „АСКО“.

«К великому сожалению. — подчеркнул Сабиров. — Гришин действительно известная личность — его команда скупает компании, потрошит их, выстраивает пирамиду и в течение нескольких месяцев компании прекращают свое существование. К сожалению, такие вещи сегодня возможны, они, видимо, не преследуются по закону.

Судя по тому, что эти люди продолжают заниматься тем же самым, никому нет дела до того, что после них остаются тысячи брошенных клиентов. Прошло раз, другой, третий — это приносит деньги, люди живут этим: покупают компанию, вытаскивают из нее все что можно, кости выбрасывают на улицу».

О цене сделки, по словам Сабирова, информации на рынке нет, но о ее причинах можно догадываться.

«У „АСКО“ были проблемы с ликвидностью, с отчетностью, с собственными средствами, — говорит вице-президент отраслевого союза, — Надо было все это исправлять, но путь выбран другой — сбросить компанию с себя. Сотрудники сейчас уходят из „АСКО“ пачками, поставлены новые директора и в Челнах, и в казанском филиале.

Рынок гудит. Уход „АСКО“ с рынка очень и очень возможен, и его можно сравнить с уходом „Татфондбанка“. Люди, конечно, не потеряют таких денег, но они не смогут получить возмещений за сгоревший дом, за разбитую машину. Все идет именно к этому. „АСКО“ занимала лидирующие позиции на рынке Татарстана, это одна из крупнейших местных компаний.

Я бы хотел обратить внимание и правоохранительных органов, и руководства республики на этот факт, потому что страховое сообщество тоже переживает. Ведь после краха ТФБ и другие банки стали уходить с рынка. Я не думаю, что в страховании может сработать тот же принцип домино, но информационный фон для всех остальных участников рынка однозначно испортится, и очень сильно».

Руководитель одного из сильнейших страховщиков РТ, пожелавший остаться неназванным, сообщил, что имена конечных бенефициаров «АСКО» ему неизвестны, но предпосылки для продажи компании наблюдались давно. «У „АСКО“ портфели не очень сбалансированы, — отметил наш собеседник. — Убыточный по ОСАГО, по другим видам страхования. Аффилированные структуры, непрофильные активы после банковского кризиса многие стали оперативно сбрасывать, и энергетический комплекс в том числе. Лучше быстрее продать и иметь на руках реальные деньги, чем головные боли с этими компаниями. Такой процесс идет по всей России, не только в Татарстане».

Если в ситуации с продажей СГ «АСКО» все более-менее ясно, то вчера ЦБ отчасти ответил и на вопрос, озвученный Сабировым: группа людей банкротит компании, оставляя их клиентов ни с чем — неужели на них нет управы? Как пояснил «БИЗНЕС Online» замначальника отдела регулирования страховой деятельности министерства финансов РФ Александр Ицелев, ответственность за чистоту страхового рынка несет конкретно Центробанк, и определенные меры воздействия на собственников с не самой блестящей репутацией есть.

Усиление соответствующих мер, по словам Ицелева, сейчас в проекте, а пока остается лишь надеяться, что ЦБ успел перехватить финансовые потоки группы вовремя, и потери страхователей «АСКО» останутся минимальными.

Отметим, что похожая история, правда, со счастливым концом разыгралась в конце августа с крупнейшей в Татарстане СК «НАСКО», пострадавшей от краха ТФБ. Бенефициар компании, депутат Госдумы 6-го и 7-го созывов Ринат Хайров сумел продать ее московскому АО «Страховая Компания Опора».

При этом, как утверждают источники «БИЗНЕС Online», сделано это было буквально за считанные дни до ожидаемого отзыва лицензии. Собственники «АСКО» тоже продали бизнес, но, похоже, покупатели не вызвали доверия регулятора.

Источник:  rucompromat.com

Оставить комментарий