«Вечные бонды» Ананьевых оказались не такими уж и вечными – их списали по схеме «Открытия»

Как оказалось, «вечные бонды»  честнейших братьев Ананьевых оказались не такими уж и вечными – их списали по схеме «Открытия».

Петр Фрадков

Дочерняя компания Промсвязьбанка PSB Finance S.A. разместила на сайте Ирландской биржи сообщения о списании пяти выпусков субординированных облигаций банка: двух выпусков «вечных бондов» на $600 млн, размещенных в 2014 и 2017 годах, двух выпусков субординированных бондов на $433 млн с погашением в 2021 году и одного выпуска на $283 млн с погашением в 2019 году. Общий объем списания составит $1,32 млрд. Также владельцы не получат более $30 млн накопленных, но не выплаченных процентов.

Сейчас субординированные обязательства прекращаются, если достаточность базового капитала ниже установленных значений — 5,125% и 2% для разных типов долга. В сообщениях PSB Finance указывается, что достаточность капитала банка первого уровня уже в декабре 2017 года опустилась ниже 2%, а на 25 декабря составила 0%. При этом капитал банка по состоянию на 25 декабря стал отрицательным (–134,1 млрд рублей).

Банк России, который санирует ПСБ через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС), сообщил об уменьшении его уставного капитала до 1 рубля и направлении владельцам субординированных облигаций банка уведомления о списании 12 января. По аналогичной схеме уже списаны облигации банка «ФК Открытие», также находящегося на санации в ФКБС.

При этом норма российского законодательства о списании евробондов в одностороннем порядке только в случае банкротства эмитента действовала до 1 марта 2013 года. Поэтому держатели еврооблигаций «ФК Открытие» (выпущенных на $500 млн в 2012 году) в сентябре 2017 года заявляли о намерении оспаривать списание в Лондоне.

С учетом этой нормы может быть оспорено и списание субординированных еврооблигаций ПСБ с погашением в 2019 году (выпущены в ноябре 2012 года и в феврале 2013 года).

Но перспективы для инвесторов даже в случае выигрыша исков невелики. Партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный указывает, что есть два направления, которые нужно учитывать держателям евробондов. Российская судебная практика, в том числе по спорам с банком «Таврический», исходит из того, что списывать субординированные займы и облигации можно, даже если они были размещены до внесения поправок в ст. 25.1 закона «О банках и банковской деятельности». Споры по евробондам подсудны Лондонскому арбитражу (LCIA), поэтому здесь все будет зависеть от документально зафиксированных договоренностей сторон с банком.

«Так, договоры с «ФК Открытие»  можно назвать прокредиторскими, они составлены в пользу держателей бондов, потому что единственным основанием для отказа платить там названо банкротство. В случае с ПСБ прогноз зависит от условий в его документах.

Если там среди оснований, позволяющих не платить по бондам, помимо банкротства указаны и иные причины (санация или снижение нормативов), тогда у держателей мало шансов, потому что английский арбитраж будет исходить из того, на что была направлена воля сторон»,— поясняет Иван Тертычный.

Кроме того, если владельцы облигаций ПСБ выиграют дело в Лондоне, добавляет Иван Тертычный, им, скорее всего, придется исполнять это решение в России, но российские суды могут отказать в его признании со ссылкой на нарушение публичного порядка. По словам гендиректора УК «Спутник — Управление капиталом» Александра Лосева, «суд — тупиковый путь, если банк банкрот или если он на санации». «Средства на выплаты все равно взять неоткуда. Теоретически это могли бы быть средства собственников, но придется доказать умысел в их действиях»,— полагает он.

Участники фондового рынка отмечают, что субординированные облигации — ценные бумаги повышенного риска, в результате происходящих на рынке событий доверие к ним как к финансовому инструменту подорвано. Партнер АБ «Линия права» Владислав Ганжала предполагает, что держателями списанных евробондов ПСБ могли быть аффилированные с банком или его прежними собственниками структуры.

«Те, кто приобретал их, исходно соглашались, что может наступить случай, когда они не смогут вернуть средства, например при снижении норматива достаточности собственных средств банка ниже порогового значения»,— поясняет он. «Равно как они должны были согласиться, что в случае банкротства банка получат денежные средства только после удовлетворения требований остальных кредиторов, что в принципе нереально»,— добавляет господин Ганжала.

Ранее агентство «Руспрес» со ссылкой на министра финансов Антона Силуанова сообщало о принятом на правительственном уровне решении сделать Промсвязьбанк опорным для исполнения гособоронзаказа. По словам министра, на должность руководителя банка планируется назначить Петра Фрадкова — старшего сына бывшего премьер-министра, экс-директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова.

Оставить комментарий