В театре Дагестана прошли обыски: его руководство обвиняется в финансовых махинациях

Несколько дней назад в Азербайджанском государственном драматическом театре Дербента прошли обыски.

театр Дагестана

По данным источников, выемка документов была связана с финансовыми махинациями руководства культурного центра. И о некоторых сомнительных схемах директора театра рассказала бывшая сотрудница отдела кадров. По ее словам, в учреждении культуры расхищались бюджетные средства путем устройства на работу «мертвых душ».

Уволенная из дербентского Азербайджанского драмтеатра специалист по кадрам Марина Дудченко в своем обращении обвинила директора Фирдоуси Аскерова в незаконном обогащении по схеме, описанной в бессмертном произведении Николая Гоголя «Мертвые души». По словам женщины, директор заставлял ее отмечать в табеле присутствие работников, которые появлялись лишь в день зарплаты, чтобы расписаться в ведомости.

«Мне известно о хищении бюджетных средств в Азербайджанском драматическом театре посредством содержания в штате „мертвых душ“. Я работала в этом театре специалистом по кадрам, поэтому владею информацией», — заявила Дудченко, которая уже два года ведет негласную войну с руководителем культурного учреждения.

Слова женщины неожиданно нашли косвенное подтверждение: когда материал готовился к публикации, федеральные СМИ со ссылкой на источники сообщили, что в театре проходят следственные действия, связанные с финансовыми махинациями руководства, за которыми может последовать уголовное преследование. Правда, в театре информацию об обысках назвали не соответствующей действительности, а в правоохранительных органах ее отказались как подтвердить, так и опровергнуть.

Новый директор и странные требования

На работу в азербайджанский государственный театр Марина Дудченко была принята в мае 2015 года, а в августе в кавказский храм Мельпомены пришел новый директор — Фирдоуси Аскеров — и перевел неопытную сотрудницу, мало знакомую с коллективом, на должность специалиста по кадрам.

«Практически сразу же я начала замечать, что от меня скрывают документы, необходимые в работе. Попытки запросить бумаги воспринимались с непонятной агрессией, — описывает ситуацию на работе бывшая специалист по кадрам. — Директор запрещал знакомить работников с изменениями в заработной плате, скрывал штатное расписание. Основная масса кадровой документации по непонятным причинам поступала ко мне от кассира Джавадовой».

Тот факт, что финансовые расчеты в театре велись незаконными методами, позже подтвердит ревизионная проверка: прокуратура Дербента в 2016-м году возбудила в отношении Фердоуси Аскерова дело об административном правонарушении за несвоевременную выплату заработной платы, неправильное оформление расчетных листов и сокрытие от сотрудников информации о начислении денег.

Но основные конфликты, по словам Марины Дудченко, начались вокруг табеля учета рабочего времени. Директор якобы просил не отмечать в документе отсутствие на работе четко определенного перечня сотрудников. В редакцию Марина переслала полный список этих лиц с указанием должности по штатному расписанию: всего 11 человек, на которых приходится 13 ставок.

«Вначале Аскеров уверял меня, что эти люди будут ходить на работу, но этого не происходило. Театр у нас маленький, и персонал в таком количестве просто не нужен, им нечего делать. Потом директор сменил тактику, и начал объяснять, мол, в министерстве культуры Дагестана знают, что работники числятся, но не ходят. И мне лезть в это не надо», — рассказала заявительница.

А дальше на новенькую сотрудницу посыпались служебные выговоры «за некорректное поведение». Потом в ход пошли финансовые методы дисциплинарных взысканий: в полном объеме пропали стимулирующие надбавки.

Аскеров попытался зайти с другой стороны, добавляет Марина: «Он требовал передать книгу регистрации приказов и табель учета рабочего времени кассиру Джавадовой, но я не соглашалась, ведь ответственность за документы по должности лежала именно на мне. 
Потом директор ежедневно стал вызывать меня в кабинет с угрозами, что уволит, если я не исправлю табель».

«Мертвые души» и живые деньги

Передать кассиру кадровые документы планировалось неслучайно, уверяет Дудченко: «Ежемесячно, в день выдачи заработной платы, Лейла Джавадова обзванивала „мертвых душ“. Работники являлись в театр только для того, чтоб расписаться в зарплатных ведомостях и деньги оставляли в кассе. На этих людей щедро начислялись премии и командировочные, а все деньги потом приносили Фердовуси Аскерову. В коллективе многие знают об этом, но молчат: боятся потерять работу».

Считая, что в театре происходят незаконные вещи и одних слов для доказательств будет недостаточно, кадровая работница записала на диктофон несколько разговоров с директором, где он требует табель без пропусков «как раньше»,  перечисляет людей, которым надо убрать пропуски в табеле, а кадровая работница заявляет, что не будет выполнять противозаконные требования (все записи имеются в распоряжении редакции).

Видео

Фрагменты расшифровки разговоров М.Дудченко и Ф. Аскеровым

Аскеров: Или ты сейчас сдаешь мне нормальный табель, или я снимаю с тебя обязанности отдела кадров!

Дудченко: Снимайте… А что в этом табеле ненормального, Фирдоуси Сафтарович?

Аскеров: А где доказательства, что этих людей не было на работе?

Дудченко: Я их не видела.

Аскеров: А все время ты их видела?… Пойди, принеси как ты раньше мне сдавала табель. Впиши! Восьмерки!

Дудченко: Зачем? Их не было на работе.

Аскеров: Ты проверяла?

Дудченко: Я их не вижу на работе.

Аскеров: А ты спускаешься всех видишь?

Дудченко: Да, всех вижу. Причем с нового месяца, раз вы так настаиваете, я заведу журнал посещений.

Аскеров: Принеси табель. Ты, значит, на принцип решила идти.

Дудченко:  Я не на принцип, я хочу по закону.

Аскеров: Нельзя этого делать, нельзя! На то есть причины! Я их на работу не принимал.

Дудченко: Я не буду его (табель) исправлять, я вам еще раз говорю.

Аскеров: Исправь.

Дудченко: Нет, я противозаконные действия не выполняю. В свете последних событий от вас что угодно можно ожидать.

Аскеров: Бейбалаев. Поставь пожалуйста «восьмерки»!

Дудченко: Его же не было на работе.

Аскеров: Слушай дальше. Михрабов…

Дудченко: Михрабова я один раз всего видела.

Аскеров: Абасов…

Дудченко: Абасова я даже на улице встречу – не узнаю.

Аскеров: Касимова, Мамедов, Аскеров… сделай табель.

Дудченко: Я знаю, кто ходит на работу, кто нет. Табель готов.

Аскеров: Еще раз говорю тебе: воевать хочешь, давай воевать. Мы будем до конца с тобой воевать! Ни ты ничего не добьешься, ни я. Но не забывай о том, что я здесь руководитель, назначенный руководитель. Назначенный не просто Дагестаном, а назначенный с Москвы. Понимаешь?! Я тебя не пугаю, я  просто тебе говорю.

Дудченко: Это по-другому выглядит, Фирдоуси Сафтарович.

13 сентября 2016 года Марина Дудченко была уволена за неоднократные нарушения трудовой дисциплины. 27 октября увольнение Дудченко было признано незаконным, и ее восстановили по решению суда. А 23 января 2017 года Фирдоуси Аскеров увольняет сотрудницу второй раз — теперь по сокращению штатов.

Нет состава преступления

Последние полтора года бывшая сотрудница театра писала обращения в многочисленные инстанции Дагестана — Министерство культуры, инспекцию труда, прокуратуру и правительство. Однако, ее сокращение посчитали законным, а состава преступления в действиях директора театра не нашли.

Кстати, судебная практика показывает: действия лиц, совершивших преступления, связанные с фиктивным трудоустройством персонала, квалифицируются, как правило, по ч. 3 (ч. 4 — если сумма хищений образует особо крупный размер) ст. 159 УК — мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, ст. 285 УК — злоупотребление должностными полномочиями, ст. 292 УК — служебный подлог.

Деньги в театре платят пусть и небольшие, но из государственного бюджета. В 2016 году минимальный размер оплаты труда в Дагестане составлял 7 500 рублей. Если учесть, что перечисленные в заявлении Марины Дудченко люди действительно не работали, но получали заработную плату, несложно вычислить урон казне только за один год. Умножаем размер МРОТ на 13 ставок и 247 рабочих дней (согласно производственному календарю за 2016) и получаем 24 млн 82 тыс. 500 рублей. Притом что мошенничеством в особо крупном размере считается хищение денежных средств свыше 12 млн рублей.

Культурная семья

Корреспондент связался и с директором азербайджанского драмтеатра. Фердоуси Аскеров, отвечая на вопрос о подлинности аудиозаписи, не стал отрицать, что разговор в действительности был. Однако же, доказательств коррупции в этой беседе он не усматривает.

«„Мертвых душ“ в театре оформлено никогда не было», — заявил Аскеров. По его словам, 11 человек из списка Марины Дудченко приходили на работу и выполняли свои обязанности, но на данный момент часть из этих сотрудников уволена.

«Мой брат работает дирижером МГУ, у нас культурная семья, а эта женщина обливает меня грязью. Я уже подавал в ее отношении иск о защите чести и достоинства и выиграл его», — добавил Аскеров.

Решением дербентского суда от 6 декабря 2017 года заявления Дудченко в адрес ее бывшего руководителя, действительно, были признаны безосновательными, поскольку выдвинутые обвинения не доказаны официально. Однако, Марина от своих слов все равно не отказывается. Она повторно обратилась в полицию и не исключает, что выемки документов, о которых рассказывалось ранее, могут быть связаны с этим обращением.

Источник: compromat.group

Оставить комментарий