Владелец «Уралхима» и «Уралкалия» Дмитрий Мазепин оказался де-факто банкротом

Как выяснилось, владельца «Уралхима» и «Уралкалия» Дмитрия Мазепина задавили долги.

Дмитрий Мазепин

В 2016–2017 годах российский олигарх Дмитрий Мазепин сумел увеличить своё состояние чуть ли не в 6 раз – до 74 млрд рублей (1,3 млрд долларов, по версии Forbes). Но, судя по всему, скоро мы увидим крушение его химической империи.

Ключевым предприятиям Мазепина, похоже, грозит банкротство – попытка миллиардера поправить дела за счёт «Тольяттиазота» (ТоАЗ) потерпела неудачу. Основной актив Дмитрия Мазепина – группа компаний «Уралхим», которую считают одним из крупнейших производителей минеральных удобрений в России, СНГ и Восточной Европе.

Проблемы в «Уралхиме» начали назревать больше четырёх лет назад, но тогда это выглядело как большой успех. В 2013 году компания получила кредит на 4,5 млрд долларов от ВТБ Капитал. Деньги потребовались Мазепину для покупки пакета в «Уралкалии» у Сулеймана Керимова, банк предоставил ему средства под залог приобретаемых акций предприятия. Здесь нельзя не вспомнить, что смена собственника «Уралкалия» имела и политическую подоплёку.

Холдинг образовал мощный картель совместно с «Беларуськалием», однако между его собственниками и руководством Белоруссии возникли противоречия. Конфликт решался на межгосударственном уровне. Предполагалось, что смена собственников «Уралкалия» позволит восстановить отношения. Поэтому есть все основания предполагать, что Мазепин заплатил Керимову явно завышенную цену и тем самым компенсировал ему политические издержки.

На момент совершения сделки «Уралхим» уже имел долги на 676 млн долларов. В 2014 году из-за обвала курса рубля компания оказалась в ситуации «валютных ипотечников». Похоже, что потери от резкого изменения курсовых разниц составили около 1,7 млрд рублей, при этом стоимость купленного Мазепиным пакета в «Уралкалии» упала почти в 3 раза – до 1,2 млрд долларов.

К концу года убыток «Уралкалия» составил более 33 млрд рублей, причинами, по всей видимости, явились снижение мирового спроса на удобрения из-за «санкционной войны», а также падение качества продукции «Уралкалия» в силу техногенных причин. Провальная попытка восстановить альянс с «Беларуськалием» также сыграла свою роль. По некоторым данным, структуры Мазепина нарушили условия кредитного договора с ВТБ Капитал уже в 2014 году.

Тогда с учётом политической ситуации банк отказался от жёсткого воздействия на должника, но вряд ли эта позиция будет сохраняться вечно. Тем более что на некоторых предприятиях Дмитрия Мазепина кредиторы могут найти признаки вывода активов.

Кредит для «чёрной дыры»

Бизнес-стратегию Дмитрия Мазепина на практике демонстрируют события вокруг завода «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ). Предприятие было куплено олигархом в 2008 году, несмотря на то что годом ранее контролирующие органы предписали закрыть завод по причине крайнего износа производственных линий. В 2009 году по предписанию Ростехнадзора на ВМУ остановили работу аммиачных систем, закрыли одну из двух сернокислотных систем, что повлекло массовые сокращения персонала.

По итогам 2009-го завод получил убыток в размере 1,5 млрд рублей. Можно было бы предположить, что миллиардер купил проблемный завод, с тем чтобы вернуть его к жизни. ВМУ – градообразующее предприятие Воскресенска, Дмитрий Мазепин мог бы провести глубокую модернизацию завода и вывести его на прибыль, поддержав тем самым жизнь в подмосковном моногороде. Однако имеются сведения, что почти сразу после покупки завода мог начаться перевод «годных» активов ВМУ в «Уралхим».

Подъездные железнодорожные пути, очистные сооружения, земельные участки и здания отдельных цехов, вероятно, неспроста проводились через кипрскую фирму Assethill Holdings Ltd, которая на тот момент входила в состав аффилированных лиц с Кирово-Чепецким химкомбинатом – ещё одной структурой Мазепина.

Кстати, основным «помощником» химического магната в приватизации ВМУ считают бывшего мэра Воскресенска Юрия Слепцова, который позднее был осуждён Московским областным судом за взяточничество. Справедливости ради надо отметить, что в 2016 году собственник ВМУ попытался частично перепрофилировать завод и начать выпуск современных водорастворимых удобрений. Но, несмотря на это, сегодня загрузка предприятия составляет не более 50% от номинальной мощности, а с учётом текущих экономических реалий и падения спроса на удобрения перспективы завода совершенно неопределённы.

 Бегство «Уралкалия»

Дмитрий Мазепин приобрёл изношенный воскресенский завод не на собственные средства, а оформил для этого кредит в Сбербанке на 3 млрд рублей. Деньги были получены Дмитрием Мазепиным, несмотря на текущие обязательства перед этим банком в размере 700 млн рублей. Возможно ли такое «содействие» без личного участия главы Сбербанка Германа Грефа?

Кстати, именно это учреждение является крупнейшим кредитором «Уралкалия», вокруг которого в последние годы произошло несколько интересных событий, оставшихся почти не замеченными прессой. В 2015 году компания провела делистинг с Лондонской фондовой биржи, в декабре 2017-го появилось сообщение о решении совета директоров «Уралкалия» об уходе также с Московской фондовой биржи.

По всей видимости, сейчас «Уралкалий» (ПАО «Уралкалий») готовится к переходу в статус частной компании и дальнейшей вероятной реорганизации, ликвидации или продаже. Это может быть обосновано значительной изношенностью производственных фондов и регулярными авариями, а также большими долгами холдинга. Задолженность компании перед Сбербанком составляет 2,46 млрд долларов, а общая сумма долгов – порядка 5 млрд долларов.

Ввиду сложной конъюнктуры на калийном рынке по итогам 2016 года на «Уралкалии» наблюдается падение объёмов производства (на 5%) и продаж (на 2%), снижение выручки на 27% по сравнению с 2015 годом. Проблемы на добывающих площадках компании привели к росту себестоимости продукции на 6%. По причине всего этого к 2020 году предприятие запланировало сокращение персонала на 20%.

Вполне возможно, что при таком раскладе Мазепин решится на банкротство ПАО «Уралкалий». Никто не удивится, если к тому моменту средства и активы предприятия уйдут с балансов компании. Подтверждением этому может быть тот факт, что в 2017 году ФНС доначислила «Уралкалию» налогов на 980 млн рублей, поскольку считала, что компания занизила базу налога на прибыль с помощью сделки с взаимозависимыми лицами.

Речь шла о доходе, который «Уралкалий» получил в результате операций с куплей-продажей акций предприятия между взаимно аффилированными ПАО «Уралкалий», кипрской Enterpro Services и АО «Уралкалий-Технология». Бизнесмен или рейдер? На фоне проблем с основными активами Дмитрий Мазепин продолжает участвовать в акционерном конфликте с собственниками компании «Тольяттиазот».

Противостояние началось 10 лет назад, в 2012 году оно перешло в активную фазу. Акционеры ТоАЗа стали фигурантами уголовного дела о мошенничестве: по версии следствия, в 2008–2011 годах «Тольяттиазот» продавал свою продукцию (аммиак и карбамид) за рубеж по искусственно заниженным ценам. Суд вынес решение о заочном аресте фигурантов, сейчас они, по некоторым данным, находятся в США.

Кстати, существует одна любопытная деталь: в конце 2015 года миноритарный акционер ТоАЗа Евгений Седыкин, которого связывают с Дмитрием Мазепиным, провёл так называемое повторное годовое собрание акционеров, по итогам которого председателем совета директоров ОАО «ТоАЗ» на неопределённый срок был избран сам Седыкин. Впоследствии «Тольяттиазот» успешно оспорил все проведённые процедуры в судах, в июле прошлого года Седыкин был осуждён на четыре года условно за попытку рейдерского захвата ТоАЗа.

И ещё одна интересная по­дробность: в январе 2018 года пресса сообщила о задержании в России Сергея Соколова, который был руководителем службы безопасности Бориса Березовского. Соколова подозревают в незаконном обороте огнестрельного оружия, а ещё одним фигурантом уголовного дела стал экс-начальник службы безопасности ТоАЗа Олег Антошин.

Арестованных также проверяют на причастность к инсценировке терактов. Вероятно, господа в 2016 году могли иметь отношение к закладке в помещениях «Тольяттиазота» оружия и нелегальной политической литературы. Заказчики и спонсоры этой операции, которая должна была публично дискредитировать основных собственников ТоАЗа, пока не установлены, но кто-то может увязать действия Соколова и Антошина с активностью в отношении ТоАЗа лиц из окружения Дмитрия Мазепина.

По крайней мере юристы именно «Уралхима» обслуживают в суде интересы арестованных Соколова и Антошина. И делают они это уж точно не из милосердия, а возможно, из опасений, что обвиняемые начнут активное сотрудничество со следствием и наружу полезут очень неприятные детали их работы.

Помимо прочего в истории с атаками на «Тольяттиазот» возникает ужасающий вопрос: как могло получиться так, что уважаемый член списка Forbes и владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин так часто упоминается в контексте откровенно криминальных элементов Седыкина, Соколова и Антошина?

Источник:  rucompromat.com

Оставить комментарий