ООО «Прожектор» — «Трест, который лопнул»

ООО «Прожектор» неожиданно отказалось от иска против компании «Транснефть» в день основных слушаний в апелляционной инстанции Арбитражного суда Москвы 20 июля. История, начинавшаяся как крутой детектив, закончилась дешевым фарсом. Последствия этих событий могут самым негативным образом сказаться на главном кукловоде – Игоре Сечине, стоявшем в тени этого иска. Команда главы «Роснефти», построенная на принципе наживы, оказалась ненадежной, а ее последние действия уже начинают угрожать репутации самого патрона.

роснефть

 

«Плодотворная дебютная идея»

 

ООО «Прожектор» (владеет 141 привилегированной акцией «Транснефти») в октябре прошлого года через Арбитражный суд Москвы потребовала признать привилегированные акции компании голосующими. Ранее, до подачи иска, в августе, «Прожектор» требовал от «Транснефти» предоставить более тысячи заверенных печатью общества копий документов, в том числе всех заключенных за последние пять лет договоров на транспортировку нефти и допсоглашений к ним. «Прожектор» потребовал изменить и редакцию устава «Транснефти»,  чтобы дивиденды по привилегированным акциям не могли быть меньше, чем по обыкновенным. По данным источника «Ведомостей», за иском «Прожектора» стоял фонд UCP Ильи Щербовича. Суд первой инстанции в иске отказал, и «Прожектор» подал апелляционную жалобу.

История эта началась в 2011 году, когда Игорь Сечин будучи вице-премьером правительства захотел получить контроль над «Транснефтью». Цели были далеко идущими. Поняв, что «Газпром» ему не светит, Игорь Иванович решил создать нефтяной «Газпром», объединив транспортную, добывающую и перерабатывающую части. С этой целью будущий глава «Роснефти» привлек Илью Щербовича, показавшего себя позитивно при разгроме ЮКОСа, чем и понравился Сечину.

Собственно через Щербовича Сечин и затеял скупку привилегированных акций «Транснефти». По замыслу вице-премьера, перейдя на должность в «Роснефть», он передаст ей префы монополии, а пока он в правительстве — проведет решение по превращению неголосующих акций в голосующие. Однако, уйдя в отставку с госдолжности, Сечин не успел административно провести такое решение. Проблема оказалась и в жадности Щербовича, который, став по протекции исполняющим обязанности члена Совета директоров «Транснефти», стал использовать инсайд для скупки акций компании.

Итог аферы: вначале Илья Щербович всех уверял, что он инвестор, которого интересуют дивиденды и ничего более. Потом неожиданно появилась публикация в РБК-daily, где он признался, что на самом деле скупал акции, чтобы предложить их «Транснефти». Следующим шагом Щербовича было его заявление, что якобы это сама «Транснефть» просила его фонд купить акции. А затем в сети появились странные фальшивки, подтверждающее и заявление Щербовича о поручении на скупку от Транснефти и точно такое же соглашение… с «Роснефтью».  Могли Щербович быть слугой двух господ или, наоборот, решил пошантажировать обе стороны, пока непонятно. Но на прошлой неделе история с иском подошла к логическому завершению. «Прожектор» неожиданно отказался от всех претензий.

 

Гринмэйл, как и было сказано

 

Производство по делу прекращено по инициативе истца. «В связи с тем, что достигнута договоренность о продаже акций, судиться не имеет смысла, мы заявляем отказ от иска», — сказал представитель «Прожектора» в ходе судебного заседания. С кем договоренность – представитель не сказал. Но в тот же день некие неопознанные источники прозрачно намекнули всем деловым изданиям, что «Прожектор» продаст акции «Транснефти».

Монополия тут же опровергла эти слухи, заявив агентству АНИ: «мы уверены в своей правовой позиции, решение наших оппонентов отказаться от иска подтверждает это». Представитель «Транснефти» в суде также заявил, что отказ «Прожектора» от иска означает надуманный характер всех исков, инициированных группой UCP.

Спор миноритарного акционера с «Транснефтью» выглядит как типичный случай «гринмейла» – корпоративного шантажа, говорит юрист BGP Litigation Денис Дурашкин в комментариях «Ведомостям». «Прожектор» начал деятельность с того, что потребовал от «Транснефти» предоставить документы за последние пять лет, затем последовали иски: такая активность не свойственна среднестатистическому миноритарию, который вряд ли способен изыскать средства для затяжных судебных процессов, объясняет он.

Комментируя появившуюся в СМИ информацию о якобы заключенном соглашении между «Транснефтью» и фондом UCP о скупке префов для продажи их трубопроводной монополии, представитель «Транснефти» назвал эти сообщения еще одной фальшивкой и подтвердил, что компания не приобретает «ни части, ни тем более всего пакета акций».

Слова представителя компании косвенно подтверждают многочисленные источники в отрасли. «По нашей информации, сегодня пресс-служба Щербовича «прошла» по рынку и везде утверждала, что акции купила «Транснефть». Скорее всего, UCP начал распродажу малыми пакетами, пока цена окончательно не провалилась», — комментирует независимый эксперт ТЭК Иван Барсумин.

Эту информацию подтверждает и Raiffeisenbank в комментариях Ведомостям, рекомендуя продавать привилегированные акции «Транснефти». С 2014 г. бумага сильно выросла в цене, но в основном отыгрывала изменение курса рубля, с финансовыми показателями «Транснефти» это не было связано, говорит аналитик банка Андрей Полищук. Другие возможные причины роста: кто-то скупал эти акции либо они были заложены и кто-то поддерживал бумагу, чтобы не допустить маржин-колла, рассуждает он. Вряд ли кто-то предложил «Прожектору» цену с премией к рынку – слишком маленький пакет, сомневается Полищук. После решения «Прожектора» финансовые аналитики ждут падения стоимости префов «Транснефти», поэтому действия пресс-службы UCP выглядят логичными, хотя и совершенно наивными.

 

Общий враг

 

Теперь Щербович не нужен никому. Он должен денег за акции «Траснефти», т.к. покупка имеющегося пакета шла на заемные средства «Роснефти». Деньги надо отдавать, но без прибыли и, скорее всего, с немалым убытком. А по биржевой стоимости акции никого не интересуют. Вероятно, нынешняя распродажа идет с большим дисконтом. Теперь только микроминоритарии могут нажиться зафиксировав прибыль.

Возможно, будучи зажатым в угол, Щербович и решил «потянуть» своего патрона. Появление фальшивых документов под названием «концептуальная договоренность» — первая ласточка. Пять лет назад пользуясь властными полномочиями Сечин вынудил подписать соглашение между главой «Транснефти» Токаревым и Щербовичем. Для успокоения последнего сам Сечин, став президентом «Роснефти» подписал с ним аналогичную бумагу. Две фальшивки (якобы те самые соглашения) на днях запущенные в Интернет Щербовичем должны были показать двум слонам российской нефтянки, что есть и настоящие документы, которые Щербович пока решил придержать.

А 20 июля, ровно через неделю, в «Ведомостях» была опубликована огромная статья про дом Сечина в Барвихе с подробностями, о которых осведомлен очень узкий круг людей. Статья несовершенно нехарактерная для стиля делового издания. О степени накала страстей между Сечиным и Щербовичем свидетельствует паническая реакция официального представителя «Роснефти» Михаила Леонтьева в «Форбс»: «Это совершенно бессмысленный заказ, заказушность этого материала явно видна, просто «уши торчат», — подчеркнул Леонтьев. «Пишутся вещи, которые являются строго конфиденциальной информацией, не предназначенной для публикации. Единственный смысл этой публикации — показать интеллектуально-нравственный уровень ее авторов», — подытожил представитель «Роснефти».

То есть все правда, а горячее подспудное желание засекретить данные о собственности патрона ? это вырвалось, невольно, в порыве гнева. Окончательные итоги этой истории подводить рано. Другие иски Щербовича против «Транснефти» еще ходят по судам, и новых схваток «бульдогов под ковром» ожидать недолго.

 

Оставить комментарий