Ленобласть вводит крепостное право для пациентов

Не смотрели прямую линию с Президентом, когда речь шла о доступности медицинской помощи? Фонд ОМС Ленобласти не хочет отпускать пациентов лечиться в Петербург, не желая  оплачивать медицинские услуги клиник из другого региона. Однако, парадокс в том, что в Ленобласти больным, зачастую, не могут оказать высокотехнологичную помощь. Так что же важнее? Сохранить жизнь и здоровье пациентов или заставлять людей лечиться по старинке по месту жительства, чтобы не «отнимать» деньги у областных клиник? Впрочем, обо всем по порядку.
В России создан опасный прецедент. Впервые в новейшей истории больница отстаивает в суде права пациентов. Нонсенс — медиков, дававших клятву Гиппократа, осуждают за то, что они не отказали в помощи больным.
С чего начался скандал?
Санкт-Петербургский Многопрофильный центр Минздрава России, расположенный на набережной Фонтанки 154, судится с Территориальный Фондом обязательного медицинского страхования Петербурга, который вынужден отказывать в оплате уже оказанной высокотехнологичной медицинской помощи жителям Ленобласти из-за того, что Фонд ОМС Ленобласти, как конечный плательщик, отказывает им в этом. Позиция медицинских чиновников Ленобласти такова: жители 47-го региона должны лечиться в областных клиниках даже если эти клиники по сути не способны оказать людям необходимую помощь на должном уровне и в регламентированные сроки. Копия решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по этому делу есть в распоряжении редакции. Вполне вероятно дело будет передано в апелляцию уже в сентябре.
Так что же важнее – здоровье людей или интересы региональных Фондов ОМС?
По некоторым данным, медикам «убедительно рекомендуют» не давать пациентам направления в федеральные медцентры, чтобы деньги «не уходили» из региона. Врачам говорят, что, выписывая направления в клиники мегаполисов, они лишают себя доходов.  Что делать, если пациенту не могут оказать квалифицированную помощь по месту жительства? Врачей заставляют выбирать между здоровьем людей и позицией территориального фонда ОМС!
Официально
В прошлом году  Многопрофильный центр Минздрава на Фонтанке 154 пролечил в стационаре в рамках ОМС тысячи жителей Ленобласти в рамках базовой программы ОМС. Судебное разбирательство идет пока только по 13 случаям отказов в оплате. Однако, очевидно, это только пробный выстрел Фонда ОМС Ленобласти и отказы будут исчисляться тысячами, если чиновников не остановить.
«Мы бы с радостью лечились у себя в Ленобласти, но здесь, в Многопрофильном центре, совершенно другой уровень медицины, новые методики и подходы, суперсовременное оборудование. При этом нет никаких бюрократических проволочек! От консультации до  госпитализации в моем случае прошел всего один месяц! Чем мы хуже петербуржцев? Разве мы не такие же жители России? Или для того, чтобы нас не отказывались лечить в Петербурге, нам нужно дозвониться на прямую линию Президенту»? – говорит одна из пациенток. – Нужно положить конец этой бюрократии. На первом месте должны стоять люди, а не интересы чиновников», — заключила женщина.
Однако, скорее всего, слова благодарной пациентки так и останутся словами. Фонд ОМС Ленобласти отказался оплатить счета за лечение пациентов на несколько миллионов рублей. В итоге больница попросту недополучила эти средства и обратилась в суд. Ответчик уверяет, что у больных из Ленобласти якобы не было направлений от лечащих врачей. Поэтому областной Фонд ОМС не перевел деньги в петербургский. А петербургский Фонд, в свою очередь, не перевел их клинике. Крайними же оказались медики, проявившие к пациентам человеческое отношение вместо формализма и холодного равнодушия.
Бороться с бюрократическими схемами призывал во время прямой линии президент. По закону, любой гражданин, имеющий обязательную медицинскую страховку, в случае наличия неотложного состояния или острого заболевания может рассчитывать на специализированную медпомощь в любой больнице, в том числе, в плановой форме. Врачи обязаны принять его по полису ОМС. При этом отказать пациенту на том основании, что он предварительно не «прикрепился» к конкретному амбулаторно-поликлиническому учреждению и не получил «направления» они не вправе.
А судьи кто?
Самое печальное, что Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области встал на сторону Фонда ОМС Ленобласти, постановив, что без «направления» врача, полученного по месту жительства, люди обращаться к петербургским медикам не имели права.
«Мы боимся, что больше нас не будут принимать в федеральных учреждениях, расположенных в Петербурге», — говорит пенсионерка из Ленобласти Мария Ивановна. – «Неужели руководству региона позиция Фонда важнее нашего здоровья?» — возмущается пожилая женщина.
По данным СМИ, в списке основных проблем 47-а региона лидируют — неприятности в сфере ЖКХ, состояние дорог и дефицит медиков. Так почему же Ленобласть отказывается от помощи Петербурга? И будут ли сделаны выводы?
Вопреки тому, что федеральный центр требует от врачей по-человечески относиться к людям и не отказывать им в лечении, за это, как выяснилось, можно отправиться в суд. Местное население надеется, что медики не остановятся и продолжат отстаивать интересы пациентов в вышестоящих инстанциях. Теперь к этому процессу будет приковано внимание всей российской общественности и прессы. Ведь от решения суда зависят жизнь и здоровье миллионов людей по всей стране. Какой пример подаст Фонд ОМС Ленобласти коллегам из других регионов? Сумеет ли он договориться с петербургскими коллегами? И каким будет окончательный вердикт фемиды? Эти вопросы пока остаются открытыми.
Справка: Минздрав более 10 лет ведет работу по обеспечению доступности Высокотехнологичной помощи (ВМП) населению. Однако, такую помощь преимущественно оказывают в федеральных клиниках, врачи которых прошли обучение в лучших мировых центрах, и не просто научились работать на современном оборудовании, но и внедрили собственные инновационные разработки. Для того, чтобы пациент мог получить ВМП в федеральной клинике раньше никогда не требовалось никаких направлений из поликлиники по месту жительства. У клиник, заботящихся о нервах и времени пациента, не было необходимости гонять людей по инстанциям. Проблемы начались, когда федеральный раздел ВМП стал постепенно «погружаться» в базовую программу ОМС. Объем федеральных квот стал прогрессивно «таять», и по идее все должно было компенсироваться из территориальных фондов ОМС. Так как федеральные клиники рассчитаны на оказание помощи жителям всех субъектов РФ, был предусмотрен специальный механизм межтерриториальных перечислений. Суть в том, что пациенты из регионов получают помощь в федеральной клинике, которая выставляет счета в территориальный фонд ОМС, на территории которого она зарегистрирована, а тот выставляет счета территориальному фонду региона, откуда приехал пациент. Для этих перечислений законодательно зарезервированы средства в бюджете каждого территориального фонда ОМС и в Федеральном фонде — более 1,5 триллиона рублей. Однако, как только деньги на ВМП стали выделяться не напрямую из федерального центра, а из территориальных фондов, регионы стали устраивать кампании по «недопущению ухода денег за пределы субъекта». То есть, по сути, лишать граждан законного права на выбор клиники, прописанного во всех законах РФ. Началось «медицинское крепостное право». Ярчайший пример — ситуация в Ленинградской области. Система здравоохранения региона находится в непростом положении. Областная больница не пользуется популярностью среди населения по целому ряду причин: отсутствие современных технологий по ряду направлений, огромные сроки ожидания помощи, и волокита с оформлением документов. Пациент находит достойную федеральную клинику в Петербурге и там его приглашают на лечение. Запретить пациенту поехать лечиться местные чиновники не могут, но они придумали способ – отказывать в оплате федеральным клиникам под предлогом «отсутствия направления на лечение из ЛО». Чего добивается Фонд ОМС Ленобласти? Того, что федеральные клиники перестанут брать на лечение жителей региона, опасаясь отсутствия оплаты за оказанную помощь. Абсурд в том, что система здравоохранения Ленобласти совершенно не справляется с потоком пациентов, как на количественном, так и на качественном уровне. А для получения достойной помощи за пределами субъекта пациентов любыми путями не выпускают. При этом никаких значимых улучшений в уровне оказания медицинской помощи в Ленобласти год от года не наблюдается. По данным СМИ, Ленинградская область один из лидеров по показателю смертности среди всех субъектов России. Простой пример: если в современную клинику поступает пациент с почечной коликой — ему поставят мочеточниковый стент и на следующее утро отпустят домой, а через две недели в режиме однодневной госпитализации раздробят камень. То же самое и по другим направлениям. Могут ли это сделать в Ленобласти или пациент будет обречен на длительное «лечение»?
Арбитражный процесс, который происходит в настоящее время имеет колоссальное значение для всей системы здравоохранения России, так как отвечает на вопрос: «Быть или не быть медицинском крепостному праву в России».

Оставить комментарий