Новая битва за Севастополь

К концу 2017 года освоившись в роли губернатора Севастополя, Дмитрий Овсянников решил сделать что-нибудь значительное.

Губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников

Лучше всего для этого подходит громкая инициатива с привкусом подвига. Овсянникову даже не пришлось ломать голову — одной из главных проблем Крыма была и остается недвижимость, приватизированная в «украинский» период.

Нередко эта недвижимость располагается в природоохранной зоне. Для московского «варяга», успевшего повидать «ночь длинных ковшей» в столице, выбор был очевиден. В итоге департамент по имущественным и земельным отношениям (ДИЗО) Севастополя начал штамповать иски об изъятии незаконно полученных земельных участков.

Среди них были и скромные 10 соток Игоря Шевченко, которые в январе 2018 года решением Балаклавского районного суда благополучно перешли в госсобственность. Участок Шевченко, надо сказать, не находился в природоохранной зоне — прокурор нарушил процедуру приватизации, которая вовсе не проводилась.

Ни жалобы на действия юристов, представлявших ДИЗО, ни заступничество экс-прокурора Крыма Натальи Поклонской не помогли Шевченко сохранить свой черноморский оазис. Обида прокурора выглядела бы вполне естественно, если б не пикантная деталь: прокурор Севастополя стал землевладельцем исключительно благодаря рейдерскому захвату, проходившему при активном участии его самого.

Отсюда и странное пренебрежение к юридической процедуре приватизации. Есть в этой истории еще более колоритная подробность. Те самые 10 соток прокурор отобрал у инвалида второй группы Егора Щукина.

Пожилой ветеран-подводник добивался заветного участка на протяжении пяти лет. В середине нулевых Щукин решил создать дачный кооператив «Бриз-1», в котором у него должны были быть те самые 10 соток земли. Получив землеотвод, он начал долгую процедуру оформления земли в собственность.

В 2010 году на руках ветерана была целая кипа документов, среди которых было и распоряжение о выделении Егору Щукину земельного участка. Далее с бумагами и участком начинают происходить весьма странные вещи. Заветное распоряжение остается незарегистрированным, а вместо кооператива «Бриз-1» на том же месте возникает СТ «Новый Фиолент». Решение о выделении земли «Новому Фиоленту» подписано мэром Сергеем Куницыным, который вскоре отрекся от своего решения, назвав подпись поддельной.

 

 

Никаких иных документов у «Нового Фиолента» нет. Записей о принадлежности данного участка земли садовому товариществу в реестрах Украины также нет. Приватизация земли ни по украинским, ни по российским законам не проводилась. Однако логика подсказывает: что-то же должно быть. Например, садовое товарищество «Новый Фиолент».

Среди его членов прокурор Севастополя Игорь Шевченко, бизнесмен Сергей Самерин, которого отчего-то называют кумом прокурора, и другие видные сотрудники прокуратуры города. Кстати, мэр Куницын, не узнавший своего почерка на документах, так и не подал на товарищей садоводов в суд, а вскоре без лишнего шума был уволен. Все это наводит на размышления, кто же был истинным градоначальником Севастополя.

Битва за Севастополь

Вероятно, тем же вопросом задавался и Дмитрий Овсянников, едва прибыв на полуостров. Первый же шаг губернатора вызвал бурное сопротивление прокурора Шевченко. Этим шагом стала проверка регионального пансионата «Изумруд». Именно там проживал Овсянников до переезда в арендуемый им сегодня дом.

Санаторий «Изумруд»

В результате проверки у пансионата появился новый директор и сменился кадровый состав. Информационная война между бывшим и новым руководством «Изумруда» идет до сих пор, и в ней непросто занять чью-то сторону. Но главное, здесь снова возникает имя прокурора Шевченко. И появился он отнюдь не среди проверяющих. По некоторым данным, «Изумруд» ослепил проверяющих «двойными прайсами» (то есть двойной бухгалтерией) и удивительным списком особых гостей, обобщающе названных «крышей». Именно в этом почетном списке и находились имена Игоря Шевченко и бывшего губернатора Сергея Меняйло.

Игорь Шевченко словно не замечал громкого скандала и делал вид, что ничего не происходит. Куда в это время была направлена энергия прокурора, в правительстве Севастополя поняли не так давно. Исповедуя принцип «лучшая защита — нападение», Шевченко вступил в публичный конфликт с Овсянниковым. Повод напасть выдался в конце прошлого года.

Дмитрий Овсянников решил принять поправки в действующий закон о бюджете, распределив остаток денежных средств наилучшим, по его мнению, образом — на премии сотрудникам правительства Севастополя. Речь шла об остатке в 51 млн рублей. Дерзость Овсянникова вызвала волну возмущения депутатов. Им на помощь мгновенно пришла родная городская прокуратура в лице Шевченко. Премий в правительстве не увидели.

И это было лишь началом хорошо завуалированной прокурорской мести. На руку Шевченко сыграло длительное противостояние правительства и заксобрания Севастополя. Почва для долгой ссоры — федеральные дотации, которые, как выяснилось, поровну не делятся.

В итоге депутаты и чиновники так и не договорились, чей бюджет должен быть больше. Нетрудно себе представить, как обострилась борьба за освоение средств при принятии трехлетнего бюджета на 2018–2020 годы. Губернатор не скрывал своих намерений: он предложил сократить расходы севастопольского ЗакСа и контрольно-счетной палаты на треть, угрожая срывом ФЦП в случае долгого размышления над законопроектом.

Многие из народных избранников восприняли это как политическое давление. На помощь вновь прибыл прокурор Шевченко, но был уже не так полезен. Закон о трехлетнем бюджете был принят с третьей попытки и, несмотря на все протесты прокурора, это был правительственный вариант бюджета.

Казалось бы, в битве Овсянникова и Шевченко поставлена жирная точка. Между тем реальный вес Шевченко в Севастополе показало обсуждение законопроекта «О порядке согласования представления генерального прокурора Российской Федерации о назначении на должность прокурора города Севастополя». Свои версии законопроекта представили две структуры — прокуратура и правительство.

Каждая сторона подчеркивала собственную роль в принятии судьбоносного решения. И «прокурорский» текст закона поддержан большинством депутатов. Мало кто сомневается, что продолжение вражды Овсянникова и Шевченко приведет к отставке одного из них. Но ответ на вопрос, кто это будет, не так очевиден, как кажется.

Оставить комментарий