Версия: Березовского убили из-за компромата на мужа английской королевы?

Пять лет назад в Великобритании таинственно погиб один из самых скандальных российских олигархов – Борис Березовский.

березовский

Геннадий Соколов: Березовского убили из-за компромата на мужа английской королевы.Ровно год назад таинственно погиб один из самых скандальных олигархов

23 марта 2013 года в ванной особняка в графстве Беркшир (Англия) нашли мертвого Бориса Березовского. Беглому российскому олигарху приписали самоубийство, хотя сразу полезла куча несостыковок, а близкие уверяли — мол, не такой БАБ человек, чтобы даже в черную полосу жизни накладывать на себя руки. И началась вереница гипотез об убийстве, в которых, в частности, намекали и на некий политический торг. Собственной версией на этот счет с «КП» поделился историк разведки Геннадий СОКОЛОВ. Этот разговор состоялся в первую годовщину гибели олигарха.

БАБ припас джокера для последнего боя

— Геннадий Евгеньевич, кто и чем торговал?

— Я берусь утверждать, что англичанам была предложена своего рода джентльменская сделка — размен компроматов. Лондон прекращает пропагандистскую подрывную кампанию с участием Березовского против России. А Москва не дает хода скандальному компромату на британскую королевскую семью — коллекции бывшего придворного фотографа Бэрона Нэйхума, которой мы располагаем. Наши же спецслужбы интересовал компромат, тайный архив, который вывез в Британию Березовский.

— И что было в этом архиве?

— Я могу свидетельствовать о коллекции Бэрона, которую видел своими глазами. А об архиве Березовского я много слышал, но лично его не видел. Березовский был грязным дельцом и мимо компромата не проходил. В должности заместителя секретаря Совета безопасности РФ он мог открывать двери наших спецслужб и получать информацию, которая потом могла быть разрушительной для нашей безопасности. Он приберегал свой архив для последнего боя. И этот джокер вызывал беспокойство.

— Почему выбрали такой неординарный подход?

— Именно из Англии Березовский начал свою вендетту против России. Существенным подспорьем в его борьбе стали британские спецслужбы. На неоднократные требования Москвы выдать Березовского Лондон отвечал отказом. Пришлось искать другие подходы. Именно «информационные» активы Березовского, а не его миллиардные личные счета более всего заинтересовали западные спецслужбы.

Призывы БАБа к силовому захвату власти в России, финансирование «оранжевых» революций, суперпремия в полмиллиарда рублей, обещанная за арест (читай — убийство) Путина, дело Литвиненко, отравленного якобы по приказу Москвы, и так далее.

Ущерб, нанесенный его деятельностью, был для нас неприемлем. Но британские власти встали на его защиту. Тогда в лондонские суды потекли судебные иски с нашей стороны. Со временем олигарх стал терпеть поражения, а от судебных издержек казна Березовского оскудела.

В разгар дела Литвиненко Борис Абрамович был на первом плане: на этом кадре он дает британским телеканалам очередное антироссийское интервью, а рядом — книжка покойного соратника о терроре в России. Фото: ТАСС

В разгар дела Литвиненко Борис Абрамович был на первом плане: на этом кадре он дает британским телеканалам очередное антироссийское интервью, а рядом — книжка покойного соратника о терроре в России.

Принц Филипп в неглиже

— Что за королевский компромат был у Москвы?

— Документированный компромат на британскую королевскую семью, добытый в свое время нашей внешней разведкой, ее дворцовыми шпионами. Сверхразрушительной силой в обойме заготовок для торга, думаю, могло обладать наше досье на супруга королевы Елизаветы II герцога Эдинбургского Филиппа.

Он мог фатально разрушить авторитет Дома Виндзоров и подорвать устои госвласти в Великобритании. Принц Филипп еще до брака с Елизаветой основал со своим другом Бэроном Нэйхумом, будущим королевским фотографом, так называемый «Четверг-клуб», где они обсуждали свои амурные приключения и предавались разврату.

Членами клуба, помимо Филиппа, его кузена маркиза Дэвида Милфорд-Хэвена, двух зятей Черчилля, было немало известных людей. Дневник вел Нэйхум, он же отвечал и за документальную фотосъемку. В организации секс-вечеринок Бэрону помогал его друг Стивен Уард — художник, придворный врач-остеопат, имевший собственный штат девушек по вызову.

В их компании вообще никто ничего не стеснялся. Частенько на вечеринки инкогнито заглядывал и принц Филипп. Один из его друзей как-то заметил ему: «Радуйся, что твоя ширинка не умеет разговаривать».

Архив «Четверг-клуба» — несколько журналов фотографий, рисунков и дневниковых записей — превратился в набор компромата на многих сановных особ Великобритании. Его содержание описал в конфиденциальном меморандуме главному редактору The Daily Express обозреватель Дэниел Макгрори.

Вот некоторые отрывки из него: «Альбом содержит фотографии вечеринок у бассейна с обнаженными девицами, принцем Филиппом и его кузеном Дэвидом, маркизом Милфорд-Хэвеном. Есть также снимки, на которых Филипп занимается сексом в душевой после игры в поло… Серия фото сделана на квартире Бэрона Нэйхума.

На них в компании голых дам развлекаются Филипп, его конюший Башир и Бэрон. Эти фотографии датированы 1949 годом, то есть после бракосочетания Филиппа и Елизаветы и рождения их первенца — принца Чарльза… Филипп стоит в неглиже и командно улыбается в камеру».

Королевский врач-остеопат и художник Стив Уард и его девушки были друзьями принца Филиппа и не только. Именно благодаря Уарду мегакомпромат на Виндзоров оказался в руках советской разведки.

Королевский врач-остеопат и художник Стив Уард и его девушки были друзьями принца Филиппа и не только. Именно благодаря Уарду мегакомпромат на Виндзоров оказался в руках советской разведки.

— Неужели они были настолько глупы и беспечны, что снимали все на пленку?

— Я сам неоднократно задавал себе этот вопрос. Вроде серьезные люди. Видимо, какое-то молодое озорство богемы, желание иметь запретную клубничку.

— Когда об этом узнали британские спецслужбы?

— В середине 50-х, когда запретили «Четверг-клуб» и стали удалять друзей Филиппа.

— В смысле уничтожать?

— Не всегда. Чаще просто договаривались, что они больше не будут встречаться с Филиппом. Бэрон был непонятливым, да и коллекцию отдать отказался. Ему, видимо, помогли отправиться на тот свет, а снимки не нашли. Британские спецслужбы вели за ними настоящую охоту, однако коллекция бесследно исчезла. Альбом Бэрона оказался в Москве!

Бэрон завещал фотоколлекцию Стивену Уарду (его тоже, похоже, убили, а следом и девушек из его команды), с которым дружил наш разведчик — капитан 1 ранга, офицер ГРУ ГШ Евгений Михайлович Иванов. К слову, мой давний друг. Уард на нас работал серьезно, а британскую контрразведку, по сути, водил за нос. Сам Иванов был фантастически смелый человек.

Он умудрился выкрасть секретные документы не только из дома военного министра Джона Профьюмо, но и с рабочего стола сэра Уинстона Черчилля. Даже «увел» лопатку новейшего турбореактивного двигателя с авиасалона в Фарнборо! Иванов и вывез в Москву королевскую порноколлекцию, а полвека спустя она стала нашей козырной картой в политическом торге. Как мне рассказывал Евгений Михайлович, Уард показал ему снимки, а он поначалу не понял, что это, и даже оскорбился. А Уард говорит: «Посмотри, это же министр обороны и зять Черчилля Дункан Сандс…» Иванов понял, что это кладезь…

— Вы видели коллекцию лично?

— Некоторые порнографические снимки из нее. В частности, с Филиппом. Об этой фотоколлекции и ее содержании теперь известно и некоторым британским журналистам. В 2003 году лондонская The Daily Mail написала, что в секретных архивах российских спецслужб хранятся документы «Четверг-клуба», способные фатально подорвать основы британской монархии. Руководству британских СМИ были даны четкие указания на этот счет, и писать о коллекции Бэрона запрещено по сей день.

Август 1951 года: у тогда еще принцессы Елизаветы и Филиппа подрастают сын Чарльз и дочка Анна, а британским спецслужбам еще только предстоит узнать, какие непотребства творятся в тайном «Четверг-клубе» с участием Филиппа…

Август 1951 года: у тогда еще принцессы Елизаветы и Филиппа подрастают сын Чарльз и дочка Анна, а британским спецслужбам еще только предстоит узнать, какие непотребства творятся в тайном «Четверг-клубе» с участием Филиппа…

Джентльменская сделка с дефицитом доверия

— Как начались переговоры с англичанами? Это были официальные встречи?

— Конечно, нет. Официальные лица в них задействованы не были и по вполне понятным причинам. Думаю, сначала наша сторона высказала предложения по размену, выслушала аргументы англичан. Затем была проведена экспертная проверка на подлинность материалов и согласованы условия сделки. Со мной выходили на связь, предлагали сделать экспертное заключение.

Я ездил в Лондон, ходил в архивы, смотрел фотобиблиотеки газет, консультировался так, чтобы никто не заподозрил, о чем речь. Самым сложным препятствием был дефицит доверия. Вручая оригиналы документов друг другу, ни одна из сторон не могла быть уверена, что в ход когда-нибудь не пойдут их копии.

Может быть, поэтому не многие верили в надежность размена. Ведь изменяли соглашениям и данному слову даже союзники. В 2006 году ФБР США рассекретило архивные материалы о тайной работе герцога и герцогини Виндзорских на фашистскую Германию в качестве нацистских шпионов в 1937 — 1940 годах. Лондону пришлось в пожарном режиме закрывать свои СМИ для возможной публикации этих компрометирующих Дом Виндзоров материалов. Что уж говорить о «заклятых друзьях» из России? И тем не менее на попытку договориться с нами англичане все же пошли.

— Что сломало лед недоверия?

— Думаю, трезвый расчет. И вследствие этого пусть небольшой, но заметный сдвиг в приоритетах английской внешней политики. Сдвиг в пользу России. Первый сигнал тому был дан еще в 2006 году. Тогда министр внутренних дел Великобритании Джек Стро официально предупредил БАБа, что его статус политического беженца может быть пересмотрен.

Лондонское кресло под Березовским зашаталось. И Борис Абрамович решил укрепить свою оборону. И выдал в течение нескольких лет Дому Виндзоров (конкретно принцу Майклу Кентскому) «матпомощь» на общую сумму 320 тысяч фунтов стерлингов. Как сообщали британские СМИ, на ремонт и содержание Кенсингтонского дворца.

Поддержка опального олигарха стала невыгодна Лондону. Сотрудничество с Москвой приносило британскому бизнесу и казне несоизмеримо большие дивиденды. Рисковать ими никто не хотел. Словом, к 2012 году стороны наконец договорились о размене компроматов и нейтрализации БАБа.

Дело Литвиненко было развернуто вспять. Спецслужбы обеих стран возобновили оборванное ранее сотрудничество. Судам и искам против Березовского дали зеленый свет. Березовский почувствовал приближение конца и обратился с письмом к Путину… Это письмо вызвало тревогу британских спецслужб.

Вскоре бывшего олигарха нашли мертвым.

— Его убили или довели до самоубийства, как вы считаете?

— Думаю, об этом лучше всего знают люди, завязанные на контактах с британскими спецслужбами. Так или иначе, случилось это, как по заказу, в день 50-летия «скандала века» — так называемого дела Профьюмо, следствием которого стала «пропажа» коллекции Бэрона. Расследование смерти Березовского спустили на тормозах.

— Обменялись компроматами, но зачем британцам было убивать уже безопасного человека?

— Дело это свернули красиво — к фактам не подобраться. Можно только рассуждать. Не думаю, что условием нашей стороны было его устранение — фактически он был политическим трупом. Оснований у британцев к его убийству было достаточно — Березовский вступил в переписку с Путиным, хотел вернуться в Россию. Такая перспектива их не радовала.

— Коллекция уже в Британии?

— Думаю, что да. Не знаю, были ли сделаны копии, но думаю, что были. Как и копии архива Березовского. Появления в Сети или печати этих материалов вряд ли следует ожидать. Для меня как писателя-историка это плохая новость. Ведь без возможности предъявить на всеобщее обозрение материалы обоих архивов, без документального подтверждения рассказанного авторский вариант событий, увы, бездоказателен.

Из досье «КП»

 

Геннадий Евгеньевич Соколов родился в Москве в 1950 году. Окончил МГИМО. Работал в качестве дипломата, журналиста и переводчика более чем в 30 странах мира. Сейчас занимается историческими расследованиями. Автор ряда книг и документальных фильмов по истории противостояния российских и британских спецслужб. Книга «Шпион номер раз» издана в 2013 году и посвящена «русскому следу» в «скандале века» — деле Профьюмо.

Оставить комментарий