Все участники дела кемеровского СДС известны

Небольшой городок Белово — это пример глухой российской провинции. Если ехать по железной дороге из столицы во Владивосток, то такие Белово десятком проносятся за окном, пока пассажир отрывает куриную ногу или тянется за стаканом чая. Сойдешь на станции и встретят сонные улочки, неторопливые прохожие и тусклая иллюминация торговых витрин. Белово один из тысяч городов, о существовании которых житель Москвы или Питера может узнать только случайно, когда спятивший поисковый робот Яндекса вдруг подсунет ему новость о реальной России. Там, где утро начинается не с кофе в Шоколаднице, а с шахтерского тормозка. «Fuck!», — скажет москвич и закроет новостную страницу с новостями про беловчан. Благодаря которым москвич может ходить в хорошие поликлиники по новой тротуарной плитке и получать пенсию выше, чем в других городах страны. «Fuck!», — когда в теленовостях заговорят о взрыве на шахте «Листвяжной» в Белово, погибших шахтерах и аресте владельца шахты Михаила Федяева. Москвич невнимательно послушает, чтобы вечером обсудить это с друзьями в кафе и забыть. Страна ушла в новогодний загул, а выйдя из него про каких-то шахтеров из далекого Белово забыла. Все вокруг говорили про близкий и родной Казахстан. В Кузбассе в это время выдохнули: «Пронесло…».

В первые дни после аварии беловские шахтеры будто почувствовали свободу говорить как есть, а не так, как велит начальство. Журналисты федеральных телеканалов и интернет-сайтов записали десятки часов откровенных интервью о том беспределе, который творился на шахте «СДС». На «лучшей шахте Кузбасса» под руководством «лучшего директора шахты». Так местные власти называли это предприятие и его руководителя. Затем редакторы новостей всероссийских каналов отредактируют суровую горняцкую речь, уберут мат, горькую правду и выдадут в эфир сухое и страшное: «систематическое пренебрежение человеческой жизнью».

Весь декабрь крутились колеса правосудия, сайты полнились деталями в надежде на честный разбор причин трагедии. Появились подробности об инспекторах Ростехнадзора, подписывающих акты об успешных проверках СДСовских шахт без спуска под землю. Писали о том, как быстро богатеют эти инспекторы при своих маленьких зарплатах. Стали писать, что все сходило с рук Михаилу Федяеву благодаря дружбе с заместителем местного губернатора по безопасности Догадовым. Он хранил в своей двухкомнатной квартире деньги для решения проблем бизнесмена с проверяющими органами. Назначение Валерия Догадова, человека входящего в ближайший круг Федяева, стало первым кадровым решением губернатора Цивилева, что полностью развязало руки кемеровскому олигарху и обеспечило ему защиту на высшем региональном уровне, которой он с успехом пользовался. Материалов об этом появилось так много, что это стали открыто обсуждать, а общественники создали отдельную страницу в Интернете о делах этого чиновника. Заговорили о лоббистах Федяева, расхаживающих в коридорах правительства Российской Федерации и попытках кемеровского клана надавить на главу Следственного комитета России Бастрыкина. Но, пройдет месяц после аварии, и те, кто смело рассказывал журналистам о «систематическом пренебрежении человеческой жизнью» на Листвяжной станут как по приказу отказываться от своих слов. Месяц назад шахтеры думали, что кузбасская система изменится.

Кузбасс 90-х сотрясал угольный передел на фоне реструктуризации угольной отрасли. Угольные деньги рекой текли в руки уголовного мира и стали причиной многих заказных убийств и криминальных разборок. Сегодня невозможно найти директора кузбасской шахты, который в 90-е не сотрудничал бы с бандитами. Бартерные сделки, задержки зарплат, пропавшие вагоны с углем, хищения топлива. В конце эпохи накопления первоначального капитала некоторые политики поняли, что ситуацию надо менять.

Таким был Аман Тулеев. Губернатор Кемеровской области по-своему понял, что пришел конец эпохи 90-х и построил систему, которую журналисты назвали «кузбасский социализм». В его основе лежало «крышевание» близких к губернатору бизнесменов невзирая на закон. Михаил Федяев и его «Сибирский деловой союз» стали одной из точек опоры этой системы.

Появился СДС благодаря выдаче индульгенции от Тулеева на совершение рейдерских захватов и экономических преступлений на территории Кемеровской области. Точно такую же индульгенцию и прикрытие Федяев получил от влиятельных фигур среди областных силовиков.

Вот только часть криминальных дел, которые провернул Федяев благодаря индульгенции от местных властей: Захват угольного предприятия «Черниговский» и Покупка объединения «Прокопьевскуголь» и мошенничество с присвоением акций завода «Химмаш». Одни бандиты заменили других.

Но, Федяев не единственный, кто получил такие индульгенции на преступления. На то и система, что не стоит на одной опоре. В судах до сих пор идет дело, названное прессой «Дело замов Тулеева». Его центральной фигурой стал бывший владелец крупного угольного холдинга Александр Щукин. Вместе с заместителем губернатора по безопасности, заместителем по промышленности, и начальником кемеровского Следственного комитета он пытался забрать угольное предприятие «шахта «Инская» у законного собственника.

Просчитались коррупционеры в том, что у предприятия были известные владельцы, которые просто так его не отдали. Усилиями федеральных органов правопорядка на скамью подсудимых угодила верхушка кузбасской администрации и сам бизнесмен Щукин.

Жизнь любит зло пошутить и подкидывает удивительные совпадения. Золотой знак «Герой Кузбасса» чиновники в разное время вручили арестованному Федяеву и фигуранту дела «замов Тулеева» Щукину, чем максимально приблизили к себе обоих участников списка Форбс. На их предприятия привозили Президентов Путина и Медведева. Обоих защищали кузбасские губернаторы тогда, когда было понятно, что дело приобрело федеральный размах. После ареста заместителей бывший губернатор Тулеев говорил, что это политическое дело, замы не виноваты и «копают под него».

После аварии на «Листвяжной» новый губернатор Цивилев делал похожие заявления. Говорил, что шахта «лучшая в Кузбассе», несмотря на тысячи нарушений, обнаруженных ранее Ростехнадзором. Геройские заслуги и лучшие шахты Кузбасса в очередной раз разбились об Уголовный кодекс.

Дело «замов Тулеева» и «дело Федяева» обнажает проблему непрекращающейся коррупции в рядах кузбасских чиновников, которая ведет к человеческим жертвам.

В Кузбассе все по-прежнему. Сегодня, как и десять лет назад, шахтеры вынуждены спускаться в загазованный и грозящий взорваться забой, потому что отказ идти под землю означает нищету для семьи. Офицеры, для которых золотой телец не заменил понятие чести, но многие из которых не могут в Кузбассе ничего сделать. Местные бизнесмены, продолжающие бегство из Кузбасса в соседние области, потому что давление на бизнес со стороны близких к местной власти предпринимателей стало беспрецедентным…

Мог ли Федяев так вести бизнес, не полагаясь на прикрытие сверху? Дело замов Тулеева показывает, что нет. Поэтому беловские шахтеры сегодня уже отказываются от интервью. Ведь Бастрыкин уехал и внимание федеральной власти ушло, а шестеренки правосудия, набравшие ход, начали крутиться в обратную сторону.

Подающий, несколько лет назад, надежды политик Сергей Цивилев сегодня уже заменил в этой системе стареющего Тулеева. Система, потеряв всякую осторожность, стала на глазах кемеровчан быстро богатеющим кланом, не считающимся с жизнью простого жителя Кузбасса. Кемеровская система решила, что может и президента в прямом эфире обманывать.

Знает ли работающий губернатором Сергей Цивилев перерезающий ленточки, устраивающий праздники и форумы о том, чем действительно живет Кузбасс? Или для Цивилева, как говорят кемеровские общественники, создана отдельная реальность? Тогда кто ответственен за этот обман? Станет ли дело Федяева «делом замов» для Цивилева?

Очень много вопросов… Да только одно в Кемерово известно точно. Без «крышевания» на высоком уровне и заноса денег в нужные кабинеты бизнес Федяева не стал бы успешным и таким безразличным по отношению к простым горнякам. Но, вопросы борьбы с коррупцией «в деле Федяева» споткнулись о рядовых инспекторов Ростехнадзора.

Москва вновь блистает куполами и собирается на парады. Рестораны переполнены, снуют дорогие иномарки, торговые центры забиты клиентами, озабоченными проблемой выбора между марками Гуччи и Диор. Арест кемеровского олигарха Федяева, десятки погибших шахтеров, приезд Бастрыкина, ощущение полумер от того, что олигарх за решеткой, но к его покровителям на свободе и тем, кто стал причиной такой безнаказанности нет вопросов… Все это было далеко, было не здесь. Сон москвича о настоящей России. Неприятный сон.

Где-то в этом сне были беловские семьи и они молча слушали речь президента. Без хлопающего шампанского и звонов бокалов. В каждой такой семье одно место за столом было пустым. Как тяжелая пауза после боя курантов.

Оставить комментарий